«Жаба» и «чудище». Как мы называем любимых


162.158.79.23
«Жаба» и «чудище». Как мы называем любимых


Мой друг свою жену зовет Люся. И что такого, спросите вы. Ничего. Только у жены настоящее имя Регина. Откуда взялась эта Люся – не очень понятно, сам друг не помнит. Просто ласковое домашнее прозвище. Жене нравится.

Как мы только не называем любимых. Есть вполне общие, немного постылые – «зая», «котик», «рыбка», «лапушка», «золотко»… Но есть, слава богу, и другие. Вообще домашние прозвища – дело тайное, почти интимное. Когда я стал опрашивать друзей и знакомых, некоторые смущенно отвечали: «Да, у нас есть домашние имена. Но они такие… странные…».

Поэтому начну с себя. С бывшей женой мы друг друга называли «жабами». Она была жабой и я был жабой. Да, это было ласковым обращением. Иногда звучало «жабушка» или «жабейка» – это уж совсем мимими. Так и говорили друг другу: «Жаба, а не сходить ли нам в кино в субботу?» – «Ой, какая у тебя прекрасная жабья идея!». Окружающие, конечно, иногда удивлялись. Но что нам до них? Мы же друг к другу обращаемся. И начал это «жабье дело» я, жена подхватила.

Мужчины, должен заметить, вообще более изобретательны в этом вопросе. Причем, откуда вдруг берутся прозвища – зачастую объяснить толком не могут. Вот как тот друг с Люсей. Один мой приятель называет жену Белочкой. Но тут еще можно понять: она вся такая стремительная, мысли так и скачут. Натуральная белочка. А другой знакомый называет жену Мартышкина. И это уже очень странно. Нет, у нее не созвучная фамилия, на мартышку она совсем не похожа – напротив, дама солидная. Но стала Мартышкиной. И совсем не возражает. Другой называет жену Буся. Она Лена. Но Буся.

Вообще «буся» или «муся» – обычное дело. Потому что кратко и ласково. В обращении важна краткость. У одного приятеля жена Юля. Имя и так короткое. Но он называет ее просто «Ю».

И это ладно, это в рамках приличий. Я знаю интеллигентную семью, где муж называет жену словом на Ж. Да, из четырех букв. Так и говорит: «Ах, ты моя ненаглядная ж…!» И жена улыбается, она не против. Ей явно нравится.


Это очень интересная вещь – когда любимых женщин называют «дурными» или откровенно смешными словами. На которые вроде бы надо обижаться, но нет, женщина прямо тает. Тут особая психология. Дело в том, что это высшая степень нежности. «Дорогая», «милая», «любимая» – это пустые слова, тупые слова, никчемные слова. В них нет отношения, нет эмоции. А вот если муж назовет жену «моя замухрыжка» – это страсть. Это вибрации. Так обращаются только к самой родной и близкой. Что женщине и надо. Да, она единственная. Я не выдумал про замухрыжку. Так обращался Чехов к своей жене Ольге. В его письмах к ней и не такое можно найти: «змея» , «милая моя собака» , «крокодил души моей». И еще много другого ужасного. Ужасно милого.






Впрочем, у меня самого была подружка, которая меня называла «скотинкой». И мне это тоже очень нравилось. Согласитесь, это трогательно и брутально одновременно. Одна знакомая зовет мужа Чудище. Тоже симпатично.

Бывают уникальные случаи. Одна изобретательная женщина называла всех трех мужей Ванечками. Первого на самом деле звали Андрей, второго – Николай, третьего – Сергей. Честно говоря, я не в курсе, знал ли каждый следующий муж, что предыдущий тоже был «Ванечка»? Однако удобно, практично, легко. Она уже разошлась с третьим и вот я думаю: а вдруг четвертый окажется Иваном? Настоящим Ванечкой. Как ей быть? Нет, надо искать Альберта или Зураба, и называть Ванечкой.

Но у тех же женщин есть странный обычай – называть мужей по фамилии. Не в общении с подругами, а дома. «Данилов, ты вынесешь мусор?» или «Григорьев! Я тебя жду!». Нет, мне это не нравится. Но, скажем, могу понять, когда он и она знакомы со школы, это как эхо из гулкого коридора детства. В этом есть своя прелесть. Она кричит ему «Григорьев!» и это как напоминание о тех сладких временах, когда он списывал у нее геометрию. Или если женщина переиначивает фамилию – получается иногда трогательно. Был Макаров, а стал Макарушка. Был Волобуев, а стал Буйчик. Но просто по фамилии – нет, резковато. Неласково.

Хотя в каждой избушке свои погремушки. Я знаю пару семей, где муж с женой на «вы». Вот у них уже трое детей, пятнадцать лет вместе – но на «вы». Хорошо, что не по имени-отчеству. Мне, конечно, всегда интересно, как они по ночам, в момент страсти? «Ирина, вы не встанете вот так, если вас не затруднит?»

Но пусть сами разбираются в постели.

На самом деле постель – это зона особых прозвищ. И тут случаются такие, что в приличном обществе не произнести. Но в этом месте и в этот момент они становятся самыми нежными и милыми. Да что я вам рассказываю, сами знаете.162.158.79.23

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: