Авторизация
 
  • 18:40 – Дарье Лымарь очень нравится жизнь на проекте 
  • 18:39 – Евгений Жарков об уходе Маргариты Кизимовой 
  • 18:03 – Бесконечная любовь: смотреть 159 серию онлайн (эфир от 18.12.2017) 
  • 18:01 – Ани Лорак вспомнила о детстве во время съемок шоу «Время строить» 


«Кредо убийцы»: Не всё дозволено


Экранизация Assassin’s Creed могла стать одним из немногих нестыдных фильмов по игре: на это намекали имена Майкла Фассбендера, Марион Котийяр и Джастина Курзеля. С этой задачей «Кредо убийцы», как считает кинокритик Азамат Омуралиев, тем не менее не справилось.

Заявление «книга лучше», часто звучащее в роли нерушимой аксиомы, имеет множество противоположных примеров (например, недавняя «Исчезнувшая» или кубриковское «Сияние»).

А вот фраза «игра лучше», кажется, имеет право существовать как безусловная правда, так как красочных примеров, подтверждающих обратное, зритель не видит. Фильмы Уве Болла, кино о Ларе Крофт и последние старания издательства Ubisoft (среди которых «Принц Персии» и «Кредо убийцы») максимум попадают на территорию добротных блокбастеров, но с пугающей редкостью добираются до планки первоисточника.

При этом сравнивать игру с фильмом не так честно. Это сравнение более адекватно, нежели сравнение литературы с кино (так как первая является продуктом индивидуальной работы, а последнее – результатом стараний огромной команды), но тоже имеет в себе большое количество загвоздок. Игра интерактивна, кино – нет. Фильмы в большинстве случаев обязаны нести в себе посыл, а шутеры с головоломками – нет. И так далее по списку.

В то же время фильм с литературой несут в себе больше очевидных схожестей. Книга, как кино, раскрывает персонажей, развивает историю — или же, если это некий авангардный продукт, видоизменяет форму повествования и смещает акцент с сюжета на некий другой элемент. Игра работает по другим правилам — там может не быть ни истории, ни персонажей, ни даже «других элементов». Термин «игра» включает в себя громадное количество вариаций, начиная Flappy Bird на вашем смартфоне и заканчивая громадным и почти литературным Grand Theft Auto V, на который потрачены сотни миллионов долларов США.

Учитывая несчетное количество аспектов, влияющих на игровую экранизацию, о ней удобнее рассуждать с двух отдельных точек зрения – геймера и рядового зрителя.




Взгляд киномана


«Кредо убийцы» воспринимать можно разве что как архаизм. В будущем все кино будет как Marvel, а экранизация Assassin’s Creed никак с этим пророчеством не взаимодействует. Фильм действует в отрыве от голливудских реалий: он не похож на шаблон супергеройского кино с обилием юмора и здоровой доли пафоса, но и не придумывает ничего, что могло бы составить конкуренцию этой блокбастерной модели.

Как это отражается в реальных примерах? Очень просто. Взгляните на главных героев «Креда» – наивная ученая в исполнении Марион Котийяр, которую обводят вокруг пальца; её отец и по совместительству главный злодей фильма, сыгранный бесподобным Джереми Айронсом; мстительный бандит с лицом и телом Майкла Фассбендера, в последний момент увернувшийся от смертельной инъекции от штата Техас.

Там, где «Мстители» подменили бы наивность главных героев самоиронией, а хороший блокбастер вроде «Безумного Макса» поставил бы вместо глупости и нелогичности протагониста тайну и загадочность, «Кредо убийцы» опускает руки. Этот фильм с замашками на нечто большее, чем обычный, проходной и беспросветно тупой экшн, показывает голый сюжетный скелет, в котором искрятся разве что имена актеров на афишах.

Многочисленные посылы и подтексты — ведь, в определенный момент, «Кредо убийцы» даже притворяется изощренной антиутопией — тонут под зияющими логическими дырами и громадным выражением усталости на лицах актеров и самого режиссера.



Однако не всё плохо с «Кредом». Пусть из него и не получается умный блокбастер, но более низменные цели фильм сполна выполняет. Самое очевидное достоинство экранизации — виртуозные сцены погонь и схваток и аккуратная работа с ритмом. На каждый диалог, во время которого тянет уйти с сеанса, «Кредо убийцы» одаривает переходом в «Анимус» и еще одной захватывающей дух битвой.

Ах, да, «Анимус». В центре оригинального Assassin’s Creed лежит историческое противостояние тамплиеров с ассасинами — первые испокон веков стараются истребить вторых, и наоборот. Так уж получается, что в недалеком будущем, используя новые технологии, потомки ассасинов умудряются перемещаться назад во времени и вновь проходить жизненные пути своих пра-пра-пра-пра-пра-дедушек и бабушек.

И пока первоисточник (то есть игра) всячески экспериментирует с этим «Анимусом», который и отправляет пациентов в путешествие по их генетическим древам, фильм использует его скорее в качестве макгаффина, сюжетной детали, движущей сюжет вперед. Поправка лишь идет на то, что «Анимус» в «Креде убийцы» эксплуатируют еще и как инструмент для создания красочных поножовщин.

Взгляд геймера


После предыдущего абзаца фанатов Assassin’s Creed должно покоробить. Первоисточник «Креда убийцы» никогда не фокусировался на сюжетной линии настоящего — да, там есть современные ассасины с тамплиерами, охота за яблоком Эдема и даже пророчество племени майя с римскими богами, но эти детали в любой из номерных частей Assassin’s Creed отходили на третий план.

Любой игрок Assassin’s Creed вам скажет, что это в первую очередь сюжеты об исторических эпохах. О том, как пришел к власти Родриго Борджиа, о том, как была выиграна Гражданская война в Америке, о том, как жил капитан Черная Борода. Игры этой серии — любопытные исторические экскурсы, которые вплетают литературные приемы в биографии видных политиков (Макиавелли, Вашингтон), писателей (Маркиз де Сад) и ученых (Леонардо Да Винчи и Чарльз Дарвин).

«Кредо убийцы» не то, чтобы смещает акцент: фильм полностью игнорирует всё происходящее внутри «Анимуса», за исключением летящих стрел и звука кинжалов. Даже сеансы генетических приключений крайне непродолжительны, что проявляется, к примеру, в изменившемся форм-факторе устройства — из стоматологического кресла «Анимус» превратился в аляповатый экзоскелет, который проецирует воспоминания ассасина на стены лаборатории. На таком долго не полетаешь.



И подобных случаев в ближайшие годы станет лишь больше. Геймерам на время придется смириться с тем, что «игра будет лучше» на несколько порядков – игроиндустрия давно ушла вперед в плане драматургических схем и сюжетных сложностей, каждый год выдавая проекты уровня The Last of Us, The Witcher 3 и The Last Guardian. И проблема не в том, что киноиндустрия не поспевает — проблема в том, что продюсеры фильмов смотрят на игры и их аудиторию свысока, считая, что они съедят продукт любого качества, лишь бы на коробке красовался знакомый логотип.

Пока мы играли в бессюжетные Far Cry, Tomb Raider и Prince of Persia, пока мы смотрели в их глупые экранизации, этот конфликт не был так заметен. Однако для сюжета уровня Assassin’s Creed (который, тем не менее, не является эталонным для игрового пространства) экранизация “Кредо убийцы” непростительно груба и прямолинейна.

Впрочем, по крайней мере, это лучше громадного ничто под названием “Отряд самоубийц”.

Фильм “Кредо убийцы” режиссера Джастина Курзеля («Макбет») вышел в бишкекский прокат 5 января.


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/167202-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Курсы валют НБКР
69.7481
+0.00%
82.2191
+0.04%
1.1883
+0.35%
0.2080
+0.00%