Авторизация
 
  • 18:13 – Марина Узелкова: Если бы Слава ко мне не прислушался, детей у нас могло бы не быть 
  • 18:12 – 5 лучших ролей Миллы Йовович 
  • 18:11 – Гороскоп на 18 декабря 2017 для всех знаков Зодиака 
  • 18:11 – Битва экстрасенсов-17: смотреть 12 выпуск онлайн (эфир от 17.12.2017) 


Алексей Бойков: защищать сотрудников скорой помощи должен закон, а не пистолеты или электрошокеры


Алексей Бойков: защищать сотрудников скорой помощи должен закон, а не пистолеты или электрошокеры

В последнее время в России заметно участились случаи проявления агрессии в отношении бригад скорой помощи. Печальная история на Камчатке, когда из-за дорожного конфликта машина с мигалками не успела на помощь умирающему, совсем недавний случай в Петербурге, где после ДТП владелец дорогой иномарки набросился на водителя и врача скорой с ножом — это список можно продолжать. Что происходит с людьми, и как остановить насилие по отношению к тем, кто по роду профессии обязан спасать жизнь пациентам здесь и сейчас, рассказал ИА «News» главный врач городской станции скорой медицинской помощи Санкт-Петербурга, заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук Алексей БОЙКОВ.


— Откуда, на ваш взгляд, такой вал агрессии в отношении врачей скорой именно сейчас? Или такие случаи происходили и раньше, просто мы об этом не знали?


— К сожалению, о проблеме нападений на бригады скорой помощи мы говорим достаточно давно. Просто сегодня подключились СМИ, эта информация стала более доступной и открытой, на машинах появились видеорегистраторы, которые позволяют все фиксировать и предоставлять доказательства правоохранительным органам. Среднестатистически у нас в стране на десять бригад скорой медицинской помощи в год приходятся приблизительно два случая нападения либо угрозы физической расправы. К сожалению, не все они заканчиваются подачей заявления в полицию.


— А в чем проблема? Что мешает сотрудникам скорой делать это?


— На мой взгляд, главная проблема в том, что сейчас по закону, если не было зафиксировано причинение тяжкого или хотя бы среднего вреда здоровью нашим сотрудникам, это вряд ли закончится возбуждением уголовного дела, в лучшем случае — административной мерой. Но мы же понимаем, что нападение на медицинского работника — это не только нападение на личность, это еще и нападение на человека, который находится на работе. Потенциально за то время, пока оформляются документы, он мог бы оказать помощь большому количеству пациентов. Поэтому сегодня мы и наблюдаем нежелание сотрудников подавать подобные заявления, что дает довольно скромную статистику обращений в полицию. Просто это неверие людей в то, что виновные понесут в итоге наказание. Именно поэтому и Министерство здравоохранения, и Национальная медицинская палата сейчас вышли с инициативой о том, чтобы ужесточить ответственность за нападение на медицинских работников и угрозы физической расправы и, наверное, это правильно. Отмечу, что это далеко не первая попытка обратить на проблему внимание, но, тем не менее, мне кажется, что именно сегодня эта идея наиболее близка к реализации.


— Но, может быть, помимо законодательных запретов и ужесточений вам стоит и самим более активно вести профилактическую работу среди своих сотрудников? Чтобы они не стеснялись и не боялись обращаться в полицию? Или у вас не налажено четкое взаимодействие с правоохранителями?


— Нет, в этом смысле взаимодействие у нас с ними как раз налажено: каждое заявление, поданное нашими сотрудниками, мы отслеживаем, полиция предоставляет нам все данные о том, чем дело закончилось. Однако сегодняшнее законодательство позволяет людям, совершившим противоправные действия в отношении наших работников, уходить от уголовной ответственности и избегать жесткого наказания.


— Существуют ли у бригад скорой помощи какие-то инструкции: например, как действовать в экстренных ситуациях?


— Безусловно, такие инструкции существуют, и они есть на всех станциях скорой помощи. Там четко прописано, что в случае возникновения угрозы жизни сотрудников или угрозы физической расправы, они должны незамедлительно покинуть место происшествия, отдалившись от него на безопасное расстояние, вызвать полицию и только после ее прибытия вернуться туда, откуда поступил вызов.


— Не так давно активно обсуждалась идея позволить сотрудникам скорой помощи брать с собой на вызов травматическое оружие, чтобы в случае возникновения нестандартной ситуации иметь возможность воспользоваться им. Как вы к этому относитесь?


— Да, об этом говорили достаточно давно и много, но поймите: сотрудники скорой — это все-таки медицинские работники, врачи и фельдшеры. И человек, приезжающий спасать чью-то жизнь и при этом вооруженный пусть даже травматикой, наверное, это все же нонсенс. Полагаю, что защищать врачей скорой помощи прежде всего должно законодательство, а не травматические пистолеты, электрошокеры и прочие предметы самообороны.


— Еще одна свежая законодательная инициатива: разрешить водителям скорой помощи таранить мешающие их проезду автомобили? Как она вам? Не спровоцирует ли это ответную негативную реакцию со стороны других участников дорожного движения?


— Когда я слышу слово «таран», то у меня сразу же возникает ассоциация с именем летчика-героя Николая Гастелло... О чем мы с вами говорим? Какой таран? Ведь всем понятно, что если скорой не въехать во двор, она никогда не будет никого таранить! Это просто глупость! Может быть, вместо этого лучше просто узаконить появившуюся не так давно моду выставлять всем автомобилистам на лобовое стекло табличку с номером своего сотового телефона, чтобы они могли в случае необходимости оперативно отогнать машину, препятствующую проезду бригады медиков? На мой взгляд, это мера будет намного более эффективной.


— А истории, когда машину с мигалками не пропускают к месту вызова специально? Недавно из-за подобного случая на Камчатке умер человек. Здесь какое наказание нужно вводить?


— Давайте говорить честно: тот эпизод, о котором вы говорите, это же далеко не единичный случай — наши сотрудники сталкиваются с этим довольно часто. Просто, если бы там не было летального исхода, об этой истории бы так активно не говорили в СМИ. На самом деле таких случаев тысячи. Дело в воспитании, в отношении к медицинским работникам. Все это звенья одной цепи — тут не пропустили машину скорой помощи на дороге, там не позволили подъехать к подъезду, здесь попытались напасть на врачей… Все это, к огромному сожалению, говорит об отношении к скорой помощи. И даже не только к ней, но и к сотрудникам поликлиник, стационаров, то есть, ко всем без исключения медицинским работникам. Это категорически неправильно, и, конечно, это отношение нужно обязательно менять.


— Раньше уважения было больше?


— Ну, мы же помним, когда у нас даже и форменной одежды не было, и халаты не всегда были видны, но когда люди слышали словосочетание «скорая помощь», и двери сразу же открывали, даже если не было вызова, и на дорогах пропускали — то есть, совершенно другое было отношение. На сегодняшний же день, на мой взгляд, это просто недостаток воспитания. И здесь ситуацию могут исправить лишь средства массовой информации, если у вас, конечно же, возникнет такое желание. К сожалению, о тех ошибках и нарушениях, которые допускают медицинские работники (а мы понимаем, что они случаются), пресса пишет с удовольствием и перепечатывает по несколько раз, а вот какой-то позитивной информации о нас в СМИ практически нет. У меня на приеме однажды была женщина, которая в течение месяца пыталась с помощью разных телеканалов привлечь внимание, поблагодарить сотрудников скорой помощи за проявленный ими профессионализм. Ей это так и не удалось: сказали, что никому не интересно. А вот любая негативная информация, касающаяся нас, пусть даже непроверенная — всегда в заголовках. Все это, конечно, отнюдь не поднимает престиж нашей профессии. И о том, что врачи порой чуть ли не ежедневно совершают подвиг, мы вспоминаем лишь раз в год — в День медицинского работника. Может быть, и это все обостряет проблемы, которые мы сейчас поднимаем?


Беседовал Андрей Цедрик


СПРАВКА:


- Хотя бы один раз в год скорую помощь вызывает каждый третий житель страны.


- В Петербурге в 2016 году официально зафиксировано 42 случая нападения на работников городской станции скорой медицинской помощи в момент исполнения ими служебных обязанностей. Количество пострадавших — 33 человека, каждому третьему из которых потребовалась медицинская помощь коллег. И это без учета случаев нападения на сотрудников отделений скорой помощи при поликлиниках («неотложки»).



Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/172370-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Курсы валют НБКР
69.7475
+0.00%
82.1835
-0.36%
1.1842
-0.32%
0.2080
-0.10%