Опасна ли для России предсмертная агония США?


172.68.65.198
Опасна ли для России предсмертная агония США?

Опасна ли для России предсмертная агония США?

Развал США — иллюзорная химера, несбыточная мечта, способная похоронить под обломками прожектёров, неминуемый исход существования любой империи?

 

В исключительности заокеанской державы усиленно убеждал всех её прежний президент. Не смог! Град на Холме — вовсе не Рим, на который хочет быть похожим, а Карфаген, — четвёртый или пятый, — который, как известно, должен быть разрушен. Три десятилетия назад Светоч демократии, одолел третье, — четвёртому не бывать? — «издание» вечного города. Однако, переживёт ли он своё альтер эго надолго, чтобы отдать инициативу. Кому? Пекину? Москве? Дели? Их альянсу?

 

Распад заокеанской сверхдержавы, — воплощения империализма как последней стадии капитализма, — невозможен! Об этом хором вещают все правильные СМИ мира. Такого не было и не может быть никогда! Неужели не ясно? И разве важно, что чуть более полутора веков тому уже были Штаты и Конфедерация, жёстко повоевали, потом, правда, всё окончательно успокоилось. Бесповоротно! Правда, год назад случились бойни в Шарлоттсвилле между «фашистами» и «гомосоциалистами», сейчас празднуется годовщина, непримиримые подданные глобальной метрополии моря вновь слились в нетерпимой дружбе.

 

Но, видимо, зря Вашингтон примерил на себя древнеримскую тогу…

 

Рим — град на семи холмах, — а вовсе не на жалком одном, — воплощение державы суши, в противовес Карфагену. Второй выход морской империи в свет случился у организаторов крестовых походов на Константинополь. Но Генуя и Венеция, сцепились в кровопролитных войнах настолько крепко, что морская столица мира перебралась в крупнейший порт и базар Амстердам. Однако, ненадолго, географическое положение удобное, а вот опасность затопления... Нидерланды потому и нижние земли, что уровень моря там — выше суши. Талласократической (океанской) первопрестольной планеты стал Лондон.

 

И правил он морями до середины ХХ века.

 

Ход геополитической баталии несколько изменился


 

И если государства континента славились больше реальной экономикой, то их океанические оппоненты — финансовой: у нового гегемона Боливары двоих не вывозили. Первая официальная биржа в России появилась вместе с Петербургом, её здание — одно из ключевых в мегаполисе, завезена она была правителем российским из его любимой Голландии. В тогдашнем морском геополитическом центре Пётр I научился многому, что с переменным успехом насаждал на Родине. Бороды-то он мужикам, конечно, побрил, но осадочек у многих остался.

 

До 1980-х Иипериям воды противостояла Россия в своих разнообразных проявлениях, затем Горбачёв попытался сбросить со страны это бремя. На какое-то время на планете воцарилось какое-то подобие всеобщего согласия. «Остальной мир» делегировал заокеанским холмоградцам властные полномочия, — административные и монетарные, — и какое-то время не имел никаких претензий к верховному арбитру. Сначала они появились у разбомбленных югославов, затем у прозревших русских, позже демократию понесли арабам и даже европейцам: последние взбунтовались, — они отвыкли от такого обращения.

 






Запад не приучен, чтобы чьё-то благополучие в открытую строилось за его счёт. Даже американское…

 

 Снижение налогов и запуск масштабных инфраструктурных проектов в США, снятие ограничений с нефтедобычи требовало увеличение бюджетных расходов. Для удержания инфляции, ФРС уравновешивала эту активность более жёсткой монетарной политикой. Это не вызвало восторгов Трампа. Все эти внутриамериканские разборки ударили по турецкой лире, индийской рупии, дуплетом — по евро. Плюс потери от пошлин, на что Брюссель готовит симметричный ответ. 

 

И это уже перестаёт быть забавой бранящихся милых…

 

Необходимо ли сближение с Россией?


 

Видимо, даже самые ярые адепты либерализма по-американски, — ну, наверное, за исключением балтополяков, — не примут близко к сердцу смену если не лидера, то системы лидерства в ходе перестройки нынешнего мироустройства. Уже на полном серьёзе сводятся в один «гроссбух» все претензии, рассматриваются варианты краха сверхдержавы по образу и подобию СССР. Тем более, когда твои налаженные и выгодные отношения с пусть не слишком демократичными режимами требуют принести в жертву идеалам.

 

А вот насчёт «высших целей — как-раз проблемы. Всё цивилизованное общечеловечество долгое время шло от движения свободной любви (тогда ещё гетеросексуальной, правда, порой групповой), до всевозможных толерантностей, ставших беспощадной ювенальщиной и гомосоциализмом. Паровоз общих ценностей разогнался, безудержно и неумолимо вперёд летел к остановке к какой-то сюрреалистической коммуне, не ведая преград, и вдруг… у штурвала появился консерватор-националист. Он стал угрозой либеральному миропорядку, и пассажиры из вагонов даже потянулись в кабину, чтобы указать правильный курс машинисту.

 

Тем более, состав может сойти с рельсов и потому, что рулевой не до конца определился с направлением движения. Кочегары подбрасывают угля, чтоб унестись подальше от Москвы, кормчий провозглашает необходимость сближения с Россией, чтобы, имея её хотя бы в сторонних наблюдателях, разобраться с главным злом — Пекином. Такой плюрализм головного мозга в управлении поездом может привести к катастрофе, тем более развернуться набранная скорость, вес эшелона и заданная стальными брусьями цель движения не позволяют.

 

Всё это при утере незаменимости, — а именно таковыми были Штаты для цивилизованного мира три четверти века, и это было не только самопозиционированием лидера, — они вырабатывали не только торгово-экономические нормы, но и идеологические инструкции, диктуя их всей планете. А последняя не без удовольствия подчинялась учёту и контролю гегемона, с пониманием относясь к актам подавления вольнодумства внутри и вовне. Ныне все эти мировоззренческие установки не работают: лидер не выдержал своей ноши, устали от неопределённости последних лет и ведомые.

 

Тридцать лет единовластия и… свободный мир лишается поводыря и вожака? Всех покидает гарант глобального порядка, наднациональный полицейский? Америка уходит в изоляционизм, слагая с себя звание организатора западного братства? Реалистичен ли в принципе отказ от единого центра принятия решений, живуча ли концепция многополярного мира, которую все отбросили, казалось, навсегда? Справится ли с ответственностью в решении глобальных вопросов один игрок? Есть, как говорится, мнение, — и ряды его приверженцев всё шире, — что полюс и так уже не один.

 

Похоже, за океаном утеряно всепобеждающее стремление к демократии путём повсеместной поддержки диктатур. Но экстерриториальные законы всё ещё применяются. И дело тут не только в фантомных болях гегемонизма. Трудно сказать, как у славянкофила Трампа с геополитикой, если и с географией не очень. Для него Бельгия — красивый город. Видимо, хозяину Овального кабинета действительно придётся разогнать и все свои спецслужбы, а полную информацию получать из первых рук — путинских, не бояться импичмента, помня, что двоих президентов, —Януковича и Эрдогана, — Кремль уже спас.

 

ОВИОНТ 172.68.65.198

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: