Россия подошла к обнулению поставок своего газа в Европу




Фото из открытых источников
После подрыва «Северных потоков» реальным стал сценарий обнуления поставок российского газа в Евросоюз. Этого мало кто ожидал еще неделю назад. Сама Европа признавала, что ей надо хотя бы несколько лет, чтобы полностью отказаться от российского газа. Однако ситуация меняется молниеносно. Кто и как перекроет оставшиеся каналы поставок российского газа в Европу? И как это отразится на простых европейцах?
 
Евросоюз может уже эту зиму встречать полностью без каких-либо объемов газа из России. Экспорт уже и так значительно сократился, однако по-прежнему функционируют два канала поставок российского газа в ЕС – украинский транзит и «Турецкий поток».
 
В совокупности через них европейские потребители получают 80–90 млн кубометров в сутки. В годовом выражении это примерно 32 млрд кубометров. Половина объема (16 млрд) идет в ЕС через вторую нитку «Турецкого потока» (первая нитка трубы снабжает исключительно Турцию), еще 16 млрд кубов – через Украину.
 
Украинский маршрут может быть перекрыт Россией путем введения контрсанкций против «Нафтогаза». Об этом недавно официально предупредил Газпром. Россию не устраивает, что «Нафтогаз» пытается через европейский суд выбить с Газпрома денег за те объемы газа, которые не поставляются с мая этого года. Россия считает эти обвинения необоснованными, так как это Украина сама отказалась качать газ через ГИС «Сохрановку», оставив только ГИС «Суджа». Во-вторых, судиться по шведскому праву в Швейцарии, как это прописано в контракте, Газпром не намерен, потому что никакой объективности от недружественных стран не ждет.  
 
А вот удар по «Турецкому потоку» может прийти со стороны самого ЕС. В середине недели стало известно, что Нидерланды отозвали досрочно экспортную лицензию у оператора морского участка газопровода South Stream Transport из-за санкций, которые ЕС ввел 18 сентября. В Газпроме пояснили, что эти санкции не касаются транспортировки газа по трубе. Речь идет о том, что европейцам запрещено теперь обслуживать и ремонтировать оборудование морской части «Турецкого потока» по аналогии с ограничениями для «Северного потока – 1».
 
«Пока это чисто гипотетический сценарий, потому что ограничение техобслуживания не означает остановки прокачки газа по «Турецкому потоку». Это более молодой газопровод в отличие от «Северного потока – 1», который был запущен более десяти лет назад. «Турецкому потоку» не нужно сейчас кровь из носу техническое обслуживание от европейцев. Кроме того, на «Турецком потоке» стоит российское оборудование, а не немецкого «Сименс», и оно может обслуживаться российскими операторами», – говорит директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.
 
Однако сценарий остановки «Турецкого потока» в такой ситуации возможен, добавляет он. «Например, Россия может принять политическое решение в ответ на официальные обвинения Запада в подрыве собственных газопроводов в Балтийском море. За такое искажение фактов и недружественное отношение Россия может перекрыть и украинский транзит, и вторую нитку «Турецкого потока», по которой снабжается российским газом Южная Европа. Турция – дружественная нам страна, поэтому поставки нашего газа для турецкого рынка по первой нитке сохранятся в полном объеме», – рассуждает Громов. В ином варианте Россия может сохранить поставки газа тем странам, с которыми у нас особые отношения, – это Венгрия и Сербия, получающие энергоресурсы через «Турецкий поток», добавляет он.
 
Другой возможный вариант – поставки по «Турецкому потоку» может перекрыть сама Европа через давление на Болгарию, которая уже и так не покупает российский газ. Однако через болгарскую территорию проходит транзит российского газа в Сербию и Венгрию.
 
София может легко остановить транзит, придумав повод. «Например, если Газпром из-за новых санкций не сможет расплачиваться с Болгарией за транзит газа. Тогда это придется делать только через покупателей газа – ту же Венгрию и Сербию, но Болгария может воспользоваться этим нарушением правил игры как поводом для остановки транзита. Это вполне реалистичный сценарий», – рассуждает замруководителя экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев.
 
Нельзя исключать и вероятность подрывов по аналогии с «Северными потоками». Однако в эту версию эксперты мало верят, потому что в Черном море есть Турция, которая контролирует проходы в Черном море и которая не заинтересована в подрыве «Турецкого потока». И, с другой стороны, в акватории есть Россия, которая также пристально следит за тем, что происходит в Черном море.
 
В любом случае эксперты согласны: сейчас замаячила реальная угроза того, что Евросоюз может лишиться полностью российского газа уже этой зимой. И последствия для европейцев будут крайне печальными.
 
Если предположить обнуление поставок газа из России в ЕС с октября 2022 года по март 2023 года, то есть в осенне-отопительный сезон, то ЕС лишится 16 млрд кубометров газа, которые мог бы получать по двум действующим сейчас маршрутам (исходя из текущих объемов прокачки).
 
Может показаться, что это немного. Но проблема в том, что ЕС уже находится в сложной ситуации – энергетический кризис в разгаре. Весь альтернативный газ, который можно было – в основном в виде СПГ – уже найден, и его недостаточно. Покрыть дыру в 16 млрд кубов за счет другого газа невозможно. «Последствия обнуления поставок непредсказуемые и негативные. В Европе сразу возникнет угроза физического дефицита газа, и никакие запасы в ПХГ, ни дорогой СПГ не покроют этот дефицит. Дырка все равно будет», – считает Алексей Громов.
 
И ее придется закрывать в любом случае. Уже случившееся падение экспорта газа из России потребовало от Европы принятие серьезных мер по сокращению потребления газа. Однако пока речь шла о закрытии части промышленных предприятий и ограничений для части коммерческих объектов. Если ЕС полностью лишится российского газа, то вопрос может стоять уже об остановке чуть ли не всей промышленности ЕС, и самое главное, что вопрос может встать уже о последствиях напрямую для европейского населения. Как минимум в ряде стран ЕС могут начать выключать свет в жилых домах и экономить на отоплении.
 
«Европе придется принимать экстренные меры по энергосбережению. Это остановка промышленности в принудительном порядке. Это меры экономии в части коммунально-бытового обеспечения и даже электроэнергетике», – говорит Громов.
 
«Главными пострадавшими будут страны в Восточной и Центральной Европе, где не развита транспортная инфраструктура. Они не смогут быстро переключиться на поставки из других стран. Эта проблема особенно актуальна для Венгрии и Словакии», – говорит Сергей Кондратьев.
 
«Эти страны вынуждены будут вводить нормирование потребления для населения. Хотя у Венгрии достаточно высокие запасы газа в ПХГ, но только их недостаточно для нормального прохождения зимы. Поэтому в случае чрезвычайной ситуации власти Венгрии будут максимально экономно расходовать ресурсы, чтобы газа в хранилищах хватило на как можно более долгий период», – считает Кондратьев.
 
Второй важный момент заключается в том, что рикошетом заденет и другие европейские страны, в том числе более богатой Западной Европы. Даже если для помощи пострадавшим странам придется привлекать из других стран ЕС не все 80–90 млн кубометров, а лишь 50 млн кубометров в сутки, чтобы обеспечить хотя бы работу теплового хозяйства и электроэнергетики для поставок населению, то это уже приведет к серьезному ухудшению положения этих стран.
 
Наконец, страны, которые сейчас получают газ у Газпрома, покупают его по сравнительно невысоким ценам – это Венгрия, Сербия, Словакия, Австрия, Германия.
 
«Цены в газпромовских контрактах в среднем в три-четыре раза меньше, чем цены на газ на спотовом рынке. Они составляют порядка 500–600 долларов за тысячу кубометров. Это будет серьезный ценовой шок, особенно для бедных европейских стран», – считает Кондратьев. Промышленности ЕС, конечно, придется взять на себя основной удар от обнуления поставок российского газа.
 
«Это создает серьезные проблемы для реального сектора экономики. Сокращение промышленности означает снижение поступлений в бюджет, падение экспорта и негативное влияние на рынок труда. ЕС может столкнуться с самым сильным кризисом за всю послевоенную историю. Такого кризиса, что сейчас переживает Европейский союз, не было даже в 1990-е годы в странах Восточной Европы. Тогда экономический спад и разрыв экономических связей происходили более мягко и не так быстро. Тогда не возникало критических ситуаций от нехватки базовых ресурсов», – рассуждает Кондратьев.
 
Среди пострадавших от отключения украинского транзита будет также Молдавия и Приднестровье. Осенью прошлого года Молдавия отказывалась от российского газа и пыталась найти альтернативных поставщиков в Европе. Однако этот фокус не удался даже тогда. Учитывая высокий уровень газификации Молдавии, речь может идти о гуманитарном кризисе в стране, считает Кондратьев.
 
Турция в этой истории тоже может пострадать, хотя, скорее всего, ей удастся выйти сухой из воды благодаря своей способности дружить и с Россией, и с Украиной, и с НАТО. России не за чем останавливать поставки газа туркам по морским газопроводам. У ЕС возможностей сделать это особых нет, кроме как совершить подрыв труб в Черном море. Но вероятность того, что Анкара сумеет защитить инфраструктуру, куда выше.
 
Если все же произойдет экстремальная ситуация – подрыв или новые санкции, то Турция может сделать крайне неприятный сюрприз Италии, Греции, Болгарии.
 
«Турция столкнулась с очень высокой инфляцией и дефицитом торгового баланса, и покупать дорогой СПГ на спотовом рынке взамен дешевому российскому газу ей будет тяжело. Поэтому, я думаю, она обратится к Азербайджану, чтобы тот перенаправил газ, идущий в Болгарию, Италию и Грецию, на турецкий рынок», – считает Кондратьев.
 
Азербайджан не сможет отказать туркам, потому что Анкара одним движением может просто перекрыть поставки азербайджанского газа в европейские страны, так как является его транзитером. ЕС в итоге лишится не только российского, но и еще и азербайджанского газа. Поэтому Запад с большей вероятностью будет изначально аккуратен с «Турецким потоком».
 
Наконец, что же ждет Россию и Газпром в случае обнуления поставок газа в Европу уже этой зимой?
 
«Газпрому будет нелегко, добыча снизится, но в целом у компании хорошие операционные показатели, она неплохо управляет своими месторождениями, газотранспортной системой и контролирует издержки. Сложность представляет дальнейшее увеличение налоговой нагрузки. В следующем году Газпром будет каждый месяц дополнительно выплачивать 50 млрд рублей в виде НДПИ. Но поддержку ему окажет принятое решение по индексации тарифов на внутреннем рынке.
 
Возможно, показатели Газпрома не будут такими рекордными, как в этом году, но, на мой взгляд, компания сможет оставаться прибыльной и сохранит возможности для финансирования капитальных вложений, в том числе за счет увеличения заимствований», – говорит Кондратьев. Газпром будет заниматься разворотом на Восток, проектом «Сила Сибири – 2», а также развитием СПГ-технологий и ростом присутствия на рынке СПГ. Поэтому освободившие на добыче рабочие руки могут быть перекинуты на новые проекты, считает эксперт. «Газпрому удастся пройти это турбулентное время достаточно хорошо и в будущем вернуться к увеличению добычи и экспорта. Многолетний опыт разработки уникальных месторождений будет ему помогать в этом», – заключает собеседник.
 
Источник