Выяснились ближайшие перспективы жизни казанского стрелка



Выяснились ближайшие перспективы жизни казанского стрелка
У 19-летнего казанского стрелка Галявиева обнаружена менингиома - опухоль, которая может давить на отдельные мозговые участки и даже стать причиной психозов, считают психиатры. Но чтобы точно установить, была ли кровавая бойня в 175-1 школе Казани следствием такой болезни, назначена экспертиза в НИИ психиатрии имени Сербского в Москве.

Казанский стрелок: последние новости сегодня, 27 мая

Решение о ее назначении принимает следователь. Экспертиза может быть амбулаторной или стационарной. Первую называют «пятиминуткой»: проходит быстро, в течение дня, максимум двух-трех. Человека доставляют в медцентр, обследуют, опрашивают, тестируют. Такую разновидность назначают, когда возникают сомнения в психическом состоянии, но деяние не представляет повышенной общественной опасности. Если же человека обвиняют в тяжком или особо тяжком преступлении, за которое грозит пожизненное лишение свободы, то обязательно назначают экспертизу стационарную.

В этом случае подследственного помещают в специализированное медицинское учреждение, где находится до месяца, а иногда и больше.

После вынесения постановления о назначении экспертизы, следствие не останавливается, устанавливаются все обстоятельства. Необходимо собрать документы, которые понадобятся психиатрам и психологам. Выясняется максимум информации, все медицинские данные, начиная с рождения, все заболевания. Они могут быть не связаны с психикой, но способны накладывать отпечаток на поведение. Важно опросить как можно больше знакомых. Материалы предоставляются экспертам.

В институт Сербского обвиняемых доставляют в автозаке или спецвагоне, под конвоем, в сопровождении врача, под медицинским наблюдением - если человек может представлять угрозу себе. У казанского стрелка были попытки суицида, поэтому он под всегда под присмотром.

Во время экспертизы подследственный находится в помещении, которое по сути то же СИЗО, но с медицинским уклоном. Там есть решетки на окнах, охрана, определенный режим плюс процедуры, назначенные врачом.

Даже после заключения экспертов вопрос о вменяемости решает суд. Эксперты же дают ответы на вопросы, которые поставил им следователь. Например, было ли психическое расстройство в момент совершения преступления, есть ли он сейчас, нуждается ли обвиняемый в принудительных мерах медицинского характера.

На судебном заседании рассматривается как заключение экспертизы, так и другие материалы дела. Должна быть доказана виновность подследственного, сам факт совершения преступления человеком – в случае с казанским стрелком это очевидно. Оценив все, суд принимает решение о вменяемости или невменяемости. Если невменяем - вместо приговора оформляется постановление об освобождении от уголовной ответственности и применении принудительных мер медицинского характера.






Обвиняемого в убийстве освобождают от наказания, если доказано, что он не осознавал характера своих действий и/или не мог руководить ими именно в момент преступления. Для этого в экспертизе участвуют и психиатры, и психологи. Они, анализируя все данные, определяют, в каком состоянии находился человек в тот момент.

Возможность обмануть специалистов, тем более в институте Сербского, крайне маловероятна.

Если обвиняемого признали невменяемым, суд вынес постановление о принудительном психиатрическом лечении, то оно может проходить в разных формах. Самый «мягкий» вариант - амбулаторное лечение с наблюдением у врача-психиатра. Такое возможно, если экспертиза показала, что человек сейчас не представляет опасности для окружающих. Но это редко. При совершении убийств, насилия назначается лечение в стационаре. Здесь тоже есть варианты с особенностями режима: обычный, с постоянным наблюдением, с интенсивным наблюдением.

Режим определяет суд в постановлении, опираясь на данные экспертизы. А конкретное место прохождения лечения уже в компетенции Федеральной службы исполнения наказаний, пишет KazanFirst.

Основной принцип - прохождение принудительного лечения по месту совершения общественно опасного деяния и месту жительства. Но если там не окажется медучреждения с подходящей режимом лечения, то ФСИН может выбрать другое место. В любом случае, это «медицинская тюрьма». На окнах решетки, ограничение передвижения строгий распорядок дня и лечение.

Через полгода пребывания там собирается врачебная комиссия, определяет динамику состояния, вылечился пациент или нет, передает материалы в суд. Там принимается решение о продлении или прекращении принудительных мер медицинского характера. В дальнейшем такие процедуры повторяются раз в год. Кроме того, сам пациент или его представители могут подавать ходатайства о том, что человек уже вылечился и не представляет общественной опасности.

Обычно принудительное лечение длится годы. Чтобы оно прекратилось, врачи должны представить в суд заключение, что лицо излечилось и точно перестало быть общественно опасным. Сделать такой вывод сложно, особенно, если перед вами тот, кто расстрелял столько людей.

Ильназ Галявиев, который 11 мая пришел в казанскую школу №171 с ружьем и расстрелял 9 человек и ранил 24, в настоящее время находится в СИЗО. Как сообщает издание Бизнес Онлайн, его камера двухместная, без мебели, раковины и туалета. Единственное, что у него есть — это матрас. Все это сделано для того, чтобы он не смог причинить себе вреда.

Также у него в камере постоянно открыта форточка, через которую он получает еду. Также через нее за ним следит вооруженный спецназовец - стрелок склонен к суициду, а сотрудник ФСИН должен реагировать на любую внештатную ситуацию. Пока никаких попыток уйти из жизни он не принимал.

Казанского стрелка не навещают родители, они даже не выходят с ним на связь и не передают денег на покупки в магазине при изоляторе. Скорее всего, родители от него отреклись.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: