Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера



Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера


Фотопроект «Светослед» — это любительские фотографии из архива исследователя народного искусства Русского Севера Нины Анатольевны Филевой, дополненные снимками архангельского фотографа Артема Никитина из серии «Призраки Каргополья». Уникальные фото хранителей памяти традиционной крестьянской культуры сделаны искусствоведом в 70—80-е годы ХХ века в этнографических экспедициях в самых отдаленных уголках Архангельской области.

Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Филёва Нина Анатольевна - искусствовед, исследователь традиционного народного искусства Русского Севера, член Союза художников России, заслуженный работник культуры РФ - рассказывает о мастерах Пинежского района на II Регинальном фестивале ткачества "Пинежская бральница".
Выставка «Светослед» открывается в архангельском Музее изобразительных искусств 17 января.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Яков Мельников точит веретено. Село Карпогоры, Пинежье, 80-е гг.

«Где мыслишь колечко на веретене сделать, тут возвышение оставляю. Для подарков с колечками делали, чтобы шебарчало, а "с душой" внутри, чтобы брякало. Такие редко кто точил. Надо так в нутро камушек вставить, чтобы и не видно было, где он спрятан».
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Случайная встреча в Лешуконском. 80-е гг.


Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Переправа через реку Онегу.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Деревня Лисицинская Каргопольского района, 1982 год.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Дорофеев Степан Васильевич (1908 г.р.). Деревня Мегра, Зимний берег Белого моря, 1981 г.

«Вот и отец птичек делал, когда корзины щепал. К Рождеству делали новую... Из сосновой дранки и звезду делали на Рождество».
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Ильин Степан Самойлович (1917 г.р.). Деревня Нюхча, Пинежский район, 1983 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Рюмин Александр Степанович. Поселок Каменка на Мезени, 80-е гг.



«Когда в руках в детстве бывает — надолго запомнится… Лет 12—14 было, отец говорит: "Сделай ладку. Стяпай, а потом – гуляй!" Сделаю, конечно, грубо, а уйду, и отец подделает, и не узнать…»
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Сергей Шеметов (1969 г.р.). Село Конёво, Плесецкий район, 1980 г.


Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Амосова Марфа Лукинична (1902 г.р.). Пинежье, 70-е годы.



«На Мечище (смотрины девушек) на праздник девушки в уши "кошельки" наденут — серьги с жемчугом серебряные. Ножечки эки висят! Были серьги "семероножки", да разные. Идет девушка на Мечище — как Богородица! Несколько раз в день переодевались — утром в одном, днем в другом, вечером в третьем».
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Неизвестный мастер точит веретено. Пинежский район, 1983 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Григорьева Пелагея Григорьевна (1910 г.р.). Деревня Кушкопала, Пинежский район, 1976 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Рохин Яков Григорьевич («Яшка-самолет»). 1975 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Баба Дуня на огороде. Деревня Усачёво, Каргопольский район, 1985 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Ульяна Ивановна Бабкина (1889—1977), снимок 1977 г.



Народный мастер каргопольской глиняной игрушки. Единственная среди других мастеров занималась лепкой игрушки в 50—60-е годы ХХ в., годы упадка гончарного промысла. Имя игрушечницы стало известно в начале 60-х годов ХХ в. благодаря писателю и коллекционеру Ю.А. Арбату, и вскоре к Ульяне Ивановне началось паломничество музеев и коллекционеров. Творческий почерк Ульяны Бабкиной — мастерицы и сказительницы — отличают фантазия и жизнерадостность, свобода лепки, живописная, экспрессивная манера росписи. Ее «бобки» (так называли в старину игрушку) — это фигурки крестьян в праздничных нарядах, сценки народных игр и гуляний, фигурки животных. Любимый персонаж — Полкан-богатырь, покровитель и защитник, олицетворение силы народного духа.






«Вот я ему и женку придумала — Полканиха и есть. Красным покрасила – значит, красивая, добрая. А он – сильный, смелый. Руку всегда вверх поднимает».
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Фрагмент прялки с мезенской росписью. Деревня Палащелье, Лешуконский район, 1982 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Жестянщик Григорий Васильевич Завернин (1916 г.р.). Деревня Кушкопала, Пинежский район, 1985 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Часовня в деревне Село, Хотеново, 1990 г. и 2012 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Мастера Килюшевы из села Ирта Ленского р-на. 1975 г.


Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Кавалер Георгиевского креста, народный мастер и сказитель Фатьянов Мартын Филиппович (1887 г.р.). Деревня Селище на Мезени, 80-е гг.

«Кровь-то из меня в 1-ю войну вылили, а больше и не наливали. Немцы-то на меня идут и как снопы валятся. А винтовка сама стрелять стала, я только целюсь… Я побежал, а немцы-то думают, я — немец, а пуля-то и попала в меня, я шинелью накрылся — вот тут у меня вся кровь и вытекла, на границе с Германией. С этих пор и стал я легкий, как лоскут на ветру. За то и крестом меня наградили… Дак сейчас-то я хорошо живу: "Всё в порядке, всё в порядке — Ворошилов на лошадке!"»
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Яков Мельников с женой во дворе дома. Село Карпогоры, Пинежье, 80-е гг.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Кенозерье. 1975 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Кузнец Зуев Григорий Григорьевич (1941 г.р.). Деревня Усачёво, Каргопольский район, 1985 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Жидкий Андрей Никитич (1914 г.р.). Пинежье, 80-е годы.

«Лодка-"стружок" из осины, "осиновка" долбленая. Чем она шире, тем выше мастерство. У нас говорили, где мотор не пройдет, там стружок проскочит. Мы на них еще и сейчас сено возим. Раньше на шесте толкались, а теперь и мотор повесим».
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Верховье Мезени, 1982 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Деревня Село, Хотеново. Осень 2012 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Дом в Ошевенске, Каргопольский район. Весна 2012 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Двор заброшенного дома в деревне Патровская (Тихманьга). Осень 2011 г.
Последнее поколение мастеров народных промыслов Русского Севера

Анна Николаевна Кашунина (1921 года рождения), село Лешуконское, 1978. Сняла Нина Анатольевна Филёва

Говорунья и певунья, Анна Николаевна Кашунина поёт-рассказывает и при этом руки её всегда в работе ― катает козулю, вяжет узор на рукавице, трудится над лоскутным ковриком. Вот выкладывает она на плоскости стола козули-витушки из длинных жгутов теста. Это знаки оленей, птиц, человека. Своей условностью они напоминают первобытные формы искусства. Старинный рождественско-новогодний обычай одаривания козулями она помнит с детства:

На Новый год девки козули катали, катали и наговаривали… Много напекут. «Вот олешек бегат по болоту, себе пищу достаёт». В чей дом мужики придут, нужно им козульки дарить, та девушка и замуж выйдет.

Где козёл ходит

там жито родит

а где коза с рогом

там и жито стогом

Уточка

гоголюточка

в речку нырят

да свежу рыбку имат

Коровушка Божья

титочка востра

сучок на бочку

дойна к молочку

Ходит баран

по крутым берегам

со́рвал травку

поло́жил на лавку

а кто возьмёт

тот и вон пойдёт

Когда последнюю козулю делаем, более катать не из чего, и эту присказку мамушка будет говорить, с этим и разбегаемся. Мама нас учила, показывала, нас 10 было детей.

Тесто для козуль ― аржаная мука, соль и вода. Месить в миске, добавляя муки и воды, пока не будет к рукам приставать. Катаю жгут, выкладываю ― кто выйдет, кто получится. Так делали с мамой, а теперь и сама придумываю. Заделывали козули не с картинки, а из ума. Простые круглые крутили, кто не умеет. И звезда как пятирогая Рождественская. Промесишь лучше, дак лучше катать. Девки катали, мужики-то не катали. А я своим внукам делаю и теперь. На Новый год раньше ходили шуликунами наряжались, ходили по домам. Козули женихам подавали. На другой день утром приходили славить. Наславят девки по многу корзин угощения, дак откупят комнату и веселятся.

Из книги Нины Анатольевны Филёвой “Рассказывают мастера” (Архангельск, 2014)


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: