Человеческий капитал: торговля личной информацией в России будет узаконена?



Человеческий капитал: торговля личной информацией в России будет узаконена?


В распоряжении редакции оказался текст законопроекта, который цифровизаторы подготовили в недрах Правительства в целях дальнейшего сбора, оцифровки и торговли всевозможными сведениями о «человеческом капитале» – то есть о нас с вами. Речь идет о правовом регулировании понятие «большие данные» (big data), которое уже вовсю используется технарями-маркетологами для повышения эффективности работы компаний, поиска новых клиентов и т.д.


С одной стороны декларируется, что все большие данные в обороте будут неперсонифицированными (т.е. обезличенными, нельзя будет установить их принадлежность конкретному гражданину), с другой же – их сбор и передача подразумевают помещение под «цифровой колпак» каждого отдельно взятого человека. И здесь возникают серьезные угрозы личной и национальной безопасности.

Согласно тексту проекта законопроекта, он был разработан в целях «устранения правовых пробелов регулирования оборота больших данных», будет регулировать вопросы их обработки, а также устанавливать компетенцию уполномоченного органа, права и обязанности участников соответствующих общественных правоотношений. Документ предполагает внесение в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» понятий «большие данные», «оператор больших данных» и «обработка больших данных».
«Большие данные – это совокупность неперсонифицированных данных, классифицирующая по групповым признакам, в том числе информационные и статистические сообщения, сведения о положении движимых и недвижимых объектов, количественные и качественные характеристики видов деятельности, поведенческие аспекты движимых и недвижимых объектов, полученных от различных владельцев данных либо из различных структуированных/неструктуированных источников данных, посредством сбора с использованием технологий, методов обработки данных, технических средств, обеспечивающих объединение указанной совокупности данных, ее повторное использование, систематическое обновление, форма представления которых не предполагает их отнесение к конкретному физическому лицу».

Если предельно упростить – речь идет о любых неперсонифицированных данных, в том числе и тех, которые изначально являлись персональными, но затем были обезличены. Оператором БД может быть признано любое юр- и физлицо – от Правительства до общественной организации, частной конторы или ИП. Контроль за обработкой и оборотом БД, а также ведение реестра операторов БД отдается на откуп Роскомнадзору. Принципы, правовые основания, права и обязанности операторов позже установит Правительство в своих постановлениях – то есть это рамочный закон, позволяющий «цифровым» чиновникам в будущем широко разгуляться.

Кому же нужны наши большие данные? Прежде всего, конечно, бизнесу. С данными правками операторы смогут легально торговать БД населения (по сути, это уже происходит – например, мэрия Москвы давно заказывает у сотовых операторов обезличенные сведения по перемещению всех их столичных абонентов – якобы, с целью более грамотного прогнозирования городской логистики – на это потрачено полмиллиарда рублей за 4 года), собранные с граждан ПД можно будет размещать в сводные базы, обезличивать и продавать третьим лицам.

Неслучайно директор по развитию корпоративного бизнеса «Tele2 Москва» Наталья Тимощук в интервью КП от 4 марта 2020 г. назвала БД «валютой 21 века».

«Бигдата – это большой массивных о человеке, об его интересах, передвижениях, использовании мобильных устройств, использовании связи и так далее, и эти данные обезличенные могут использоваться организациями и для того, чтобы предлагать более таргетированные и нужные услуги своим клиентам, людям, населению.

Человек генерит столько информации, что многие аналитики как раз сказали, что уже в 2020 году каждый человек будет генерить примерно 1,7 гигабайта информации о себе в секунду. И, чтобы работать с этой информацией, нужны новые технологии, потому что это огромный массив данных. Чтобы вытащить из этой информации что-то полезное, понятно, что это новые технологии, технологии машинного обучения, которые работают с этим массивом данных по определенным сценариям и для различных задач реализуют разные продукты на выходе.

К нам обращаются чаще всего компании, которых уже Си-Эр-Эм не удовлетворяет потребностям знания о своей клиентской базе, о развитии этой базы, которые хотят развивать свою базу современным способом, наиболее эффективным способом, потому что раздавать листовки у метро уже давно неэффективно и не так современно. Есть более эффективные способы, чтобы работать с потенциальными клиентами и с существующими клиентами. Поэтому мы имеем порядка 40 меток, по которым мы можем сформировать массив данных о клиентах и рассегментировать их по различным параметрам, которые интересны нашему клиенту. К примеру, интересы, события в жизни, возраст, пол, геопозиция этих людей, какие места посещают, в какое время. Это важно для разных отраслей. Очень удачные кейсы были с отраслями, которые занимаются фитнесом, спортивной индустрией, отрасль красоты. Малый бизнес, которому действительно нужны много эффективных инструментов, чтоб работать со своей аудиторией. И выхлоп по таким продуктам, как правило, имеет очень большую конверсию и обращаемость этих клиентов к нам возрастает. То есть, не единожды они используют этот инструмент, а дважды, трижды. Это говорит о том, что они его уже оценили и начинают больше обращаться к этому инструменту, уходя от традиционных рекламных кампаний своих», – рассказывает Тимощук.
И тут сразу возникают логичные вопросы. Оказывается, вся обезличенность больших данных – это только до поры, потому что бизнес нацелен как раз на таргетированные предложения конкретным гражданам, а для этого, так или иначе, ему надо следить за образом жизни конкретных людей. «Интересы, события в жизни, возраст, пол, геопозиция этих людей, какие места посещают, в какое время» – этого уже более чем достаточно для детальной выборки конкретных лиц. И даже если компания, которой продадут эти сведения, не будет знать имя, фамилию и паспортные данные нужного ей потенциального клиента, человеку от этого легче не станет – все большие и малые социальные группы окажутся под колпаком маркетологов.






И при всей обезличенности, использование БД ведет к персональным предложениям, звонкам, письмам и прочим способам доставания своего «потенциального клиента», с чем многие читатели наверняка сталкивались лично. Вот что рассказывает о возможностях использования БД госпожа Тимощук:

«Первые проекты, понятно, что реализовывались в Москве. Тем не менее, спрос на эти продукты и желание клиентов использовать их растет на всей территории нашей страны. Есть заказчики, есть бюджеты, которые уже выделяются на этот вид деятельности и, собственно говоря, есть очень успешные кейсы в России. В частности, такой смешной пример в сельскохозяйственной зоне нашей страны, где вообще компании не могли найти себе персонал. Не были развиты ресурсы по поиску персонала, может быть, не так доступен был интернет у этих людей и т.д., в общем, с использованием бигдаты удалось найти людей, которые были заинтересованы в работе на этих сельхозпредприятиях и выстроились действительно очереди и получился очень большой конкурс на одно место.

Если говорить про рынок больших данных, самыми большими владельцами больших данных в России является понятно кто. Это мобильные операторы и банки, которые в той или иной степени используют эти данные на всеобщее благо, монетизируют их каким-то образом и выдают какие-то новые продукты. Конкуренция на уровне продуктов и качества этих продуктов, конечно, существует», – заключила Тимощук.

На какое «всеобщее благо» используют БД социальные инженеры трансгуманиста Германа Грефа из Сбербанка, нам хорошо известно. Прежде всего, это тотальный контроль за своими клиентами и подсаживание их на новые продукты ростовщиков. При всем при этом мы пока не знаем, какими именно постановлениями Правительство будет регулировать оборот БД, а риски в этой сфере лежат на поверхности. Самый очевидный – потеря конфиденциальности баз БД, потеря обезличенности или утрата контроля над этой обширной информацией. Основную угрозу здесь представляют хакерские атаки, а также пресловутый человеческий фактор, который может проявиться в любой компании или госструктуре в любое время. Big Data предполагает сбор информации отовсюду – финансовые транзакции, общение в чатах, соцсетях, онлайн-конференции, перемещения людей, их покупки, интересы и т.д. Утрата такой информации либо утеря ею конфиденциальности может привести к большим угрозам для целых социальных групп, а какие-нибудь преступники-террористы легко найдут таким образом свою «целевую аудиторию».

Представим, что данные о маршрутах передвижения, уровне доходов и образе жизни людей попали к умным преступникам. Они смогут организовать похищение нужного им человека, так как будут знать о нем все: где работает, с кем встречается, чего боится. Уже сейчас мошенники применяют азы социальной инженерии – звонят и представляются другими людьми, разыгрывают целые истории. Им верят, потому что они произносят знакомые имена и говорят о вещах, которые не могут быть известны посторонним. Сегодня это еще требует от них усилий и они могут «проколоться» на деталях, которые не смогли выведать. Но с утечками БД у них совсем развяжутся руки.

Любая информация не в тех руках очень опасна. А огромные объемы информации в лапах преступников или, допустим, не чистых на руку госчиновников, создают огромную опасность. Более того, перемещения и покупки больших социальных групп населения, их личные предпочтения – все это представляет огромный интерес для наших «уважаемых партнеров», ведущих выверенную инфовойну на уничтожение российских традиционных ценностей. И понятно, какой ценой будут наполняться все огромные базы и реестры – путем тотальной слежки за каждым гражданином и сбором сведений без нашего согласия. Поэтому власти стоит тысячу раз все взвесить, прежде чем легализовывать на федеральном уровне эту обезьяну с гранатой.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: