Евгений Примаков: При Лаврове мы превратились из объекта в субъект международной политики


Евгений Примаков: При Лаврове мы превратились из объекта в субъект международной политики

Член комитета ГД по международным делам рассказал, чего добилась Россия на внешней арене за последние 16 лет.


Депутат и член комитета Госдумы по международным делам Евгений Примаков рассказал о главных достижениях российского МИДа при Сергее Лаврове. (Напомним, последний возглавлял ведомство на Смоленке с 2004 года — а сейчас вместе с остальными членами правительства ушёл в отставку после предложений президента Владимира Путина о политической реформе.)


— Возможно, я сейчас пойду в противовес чьему-либо мнению, но мне было бы жаль, если бы Министерство лишилось такого блестящего специалиста, как Сергей Викторович Лавров. Дольше, чем он, возглавлял МИД только Андрей Громыко [в 1957-85 годах, когда СССР смог достичь с Западом паритет по большинству ключевых направлений — прим. ред.]. Лавров, наверное, был (и остаётся — ведь пока ещё ничего не поменялось) одним из самых сильных руководителей внешнеполитического ведомства, — сказал нам Примаков. — Именно он смог настолько тонко отстроить работу нашей дипломатии, что из ситуации, когда мы постоянно были слабым звеном, потерпевшим, объектом политики больших игроков, — мы окончательно стали субъектом международных дел, бесповоротно вернулись в концерт великих держав.




Евгений Примаков: При Лаврове мы превратились из объекта в субъект международной политики








— Конечно, всегда надо помнить, что основным генератором внешней политики является президент, и Сергей Викторович чётко выполнял его указания, — продолжает Евгений Примаков. — Но ведь есть вопрос мастерства выполнения таких указаний. Это и тяжелейшая ситуация противостояния с «условным Западом» по поводу Крымской весны 2014 года, и ситуация с Украиной, и попытка изолировать Москву — неудачная и провалившаяся, как мы видим. Это и возвращение России на Ближний Восток, в большую международную политику. Это и очень прочные и общепризнанные позиции международного посредника, которые у нас теперь есть: защитника принципов международного права, принципов справедливости, суверенитета — по сути, позиции защитника мира, которые мы вернули себе. Всё это — заслуга Сергея Викторовича Лаврова. Я искренне убеждён, что это лучший министр иностранных дел, какой только мог бы быть сейчас у России.


Также собеседник kp.ru напомнил, какую оценку Лаврову давал его дед, Евгений Примаков-старший (ранее в 1996-98 годах, также занимавший должность главы МИД РФ):


— Если вспомнить отношение к нему Евгения Максимовича [Примакова], тот неоднократно говорил, что Сергею Викторовичу приходится гораздо тяжелее, чем приходилось ему. Несмотря на то, что Министерство бережно хранит память и Евгения Максимовича.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: