Авторизация
 
  • 07:15 – Сегодня немного похолодает 
  • 07:13 – Обратная сторона Луны 2 сезон: 3 и 4 серия смотреть онлайн от 6.12.16 
  • 06:52 – Хабаровские живодерки покинули СИЗО первого декабря: девушки направлены на стационарную экспертизу 
  • 06:48 – Оксана Стрункина рассказала, в чем лучше встретить Новый Год 


Андрей Караулов: РФ проиграет информационную войну по Boeing (интервью)

Андрей Караулов: РФ проиграет информационную войну по Boeing (интервью)Д. НАДИНА: В студии Андрей Караулов, телеведущий. Здравствуйте.

А. КАРАУЛОВ: Добрый день.

Д. НАДИНА: Начнём мы, конечно, с нашего участия в борьбе с террористами «Исламского государства». Сегодня в Минобороны подвели первые итоги авиаударов по группировке ИГ. Известно, что уничтожены командные пункты террористов и заводы по производству боеприпасов. За две недели до того, как мы вступили в эту борьбу, мы спрашивали слушателей, нужно ли России сотрудничать с коалицией, воевать с ИГ. Большинство слушателей говорили о том, что нет, у нас здесь свои проблемы. Такая позиция присуща довольно многим. Вы придерживаетесь какой позиции? Что Вы можете таким людям сказать?

А. КАРАУЛОВ: Обратите внимание, как всё повторяется. Когда Горбачёв пришёл к власти, встал вопрос о том, что надо выходить из Афганистана, там 15 тысяч ребят погибло. Пока ограниченный контингент войск находился в Афганистане, героина в нашей стране не было, тема эта не возникала. Значит, не зря погибали ребята? Так и здесь. Вчера в эфире я спросил Рамазана Абдулатипова, сколько народа ушло в Сирию. Он сказал, что 500 человек. Моё мнение, что это 2000. И Юнус-бек Евкуров сказал, что сегодня почти 100 человек из Ингушетии воевали в Сирии. Если эти бандиты вернутся сюда живыми и здоровыми, что они здесь будут делать? А если не мы, то кто? Американцы несколько лет пытались кому-то помочь, навести порядок для того, чтобы установить мир. Чем это закончилось? 300 с лишним тысяч человеческих жизней. Американцы не справились. Они нигде не справляются — ни в Корее, ни во Вьетнаме, ни в Эфиопии. Поэтому если не мы, то кто? И самое главное сейчас — это Крым. 13 октября международная комиссия наконец-то выскажет своё мнение о том, кто сбил Boeing на самом деле. А нашей стране уже пора ставить вопрос о необходимости создания международной комиссии по расследованию работы этой международной комиссии. 13 октября прозвучит их вердикт. Догадайтесь, с трёх раз, каким он будет. И вот мы вдруг показали свою силу. Мы и Сирия — это, конечно, тема для переговоров, так что здесь возможны самые неожиданные варианты, и в итоге мы все выиграем. Путин — прагматик, трезвый, холодный. Он хорошо знает, что он делает, хорошо считает ходы. В этом смысле он может сравниться только с Юрием Андроповым, который высчитывал до 180 ходов.

Прежде чем сесть в самолёт, Путин дал интервью американскому журналисту Чарли Роузу, в котором прямо обвинил Америку в том, что они свергали Януковича, то есть в терроризме. Он дал время Обаме подумать. Обама подумал и сказал, что надо вести с Россией серьёзный диалог. Он ни слова не сказал по поводу обвинений президента. Значит, время уже меняется. Путин вернулся в Россию — и вот оно, решение Совета Федерации, вот бомбёжки. Всё продумано. Что будет дальше? Дальше время будет меняться ещё быстрее, потому что мир действительно перестал быть однополярным. Мы показали лучшее в мире оружие, все мифы о том, что у нас нет армии, и у нас некому воевать, развеялись. Сирия показывает, как всё есть на самом деле.

Д. НАДИНА: Вы назвали цифру 2000 человек. Это наши соотечественники?

А. КАРАУЛОВ: Это только дагестанцы. Ещё чеченские бандиты есть.

Д. НАДИНА: Есть ещё представители других республик, и не мусульмане зачастую. По некоторым данным, не более 10000 человек.

А. КАРАУЛОВ: 10000 — это 10 полков, господа. Это две дивизии бандитов. Это — огромная цифра.

Д. НАДИНА: Да. И некоторые аналитики говорят о том, что примерно столько человек там и находится.

А. КАРАУЛОВ: Есть ещё одна цифра. Каждый день боевики ИГ добывают на захваченных территориях 100 тысяч баррелей нефти. Цена этой нефти — 2 млрд долларов по году. В чьи карманы идут эти деньги? На финансирование какого терроризма? На закупку какого оружия? Кто покупает эту нефть? Это беда, которая придёт в итоге в каждый дом, если её не остановить.

Д. НАДИНА: Русский язык — второй по используемости в ИГ после арабского. Об этом говорили ещё полгода назад. Там очень много наших бывших соотечественников, выходцев из республик бывшего Советского Союза. Почему мы так поздно включились? Ведь информация эта есть уже давно.

А. КАРАУЛОВ: Не ко мне этот вопрос. Каждая такая операция стоит денег. 15 или 16 января, если мне не изменяет память, в опасной близости от нашей государственной границы летал военный американский самолёт-беспилотник. Специалисты по радиоэлектронной борьбе сделали так, что этот беспилотник был нами посажен на аэродром в Крыму. Знаете, почему в аэропорту Симферополя самая длинная в мире взлётно-посадочная полоса? Там «Буран» приземлялся. Поэтому беспилотник сел без проблем. Один такой самолёт стоит около 100 млн долларов. И наши специалисты, посадив его, куда-то потом увезли. Почему мы ничего об этом не знаем? Почему мы не знаем о том, что в мае этого года крупнейший американский военный корабль «Дональд Кук» также находился в опасной близости от нашей государственной границы? Американский корабль в Чёрном море. Где Америка и где Чёрное море? И опять-таки, благодаря нашей радиоэлектронной борьбе, мы полностью лишили этот корабль ориентации в море. Он в полном смысле слова ослеп и оглох. По часам, по ручному азимуту моряки вели этот корабль подальше от наших берегов в Средиземное море. Половина экипажа этого эсминца уволилась после этой истории. Мы об этом ничего не говорим.

Сейчас говорим о том, как далеко от нас Сирия. А как далеко мы от них, а они у наших берегов? То есть когда-то надо было показать зубы.

Д. НАДИНА: Складывается впечатление, что важнее было договориться с Обамой. Важнее дипломатия, чем реальная угроза.

А. КАРАУЛОВ: Теперь Обама будет договариваться с нами после вчерашних бомбёжек Сирии. Только сейчас. Не знаю, почему. Может, просто денег не хватало. Всё-таки вся эта история — это затраты. Очень важно понять, что война в Сирии не отразится на наших кошельках. Все военные бюджеты известны, даже закрытые статьи. В этом году не было ни одного решения об их увеличении. Для Путина очень важно, чтобы мы все жили так, как мы живём, и даже лучше и спокойнее.

Д. НАДИНА: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Прежде, чем лезть в Сирию, Путину необходимо было решить вопрос с Украиной, ещё в прошлом году. Я сейчас смотрю на всё происходящее, складывается впечатление, что вроде он и правильно всё делает, а с другой стороны, получается, что он Украину поменял на Сирию. Вопрос один не закрыл и полез в другой вопрос.

Д. НАДИНА: А что Вы подразумеваете под «решить вопрос с Украиной»?

СЛУШАТЕЛЬ: В прошлом году можно было бы всё сделать без крови — поменять полностью власть на Украине, полностью её захватить, как Крым.

Д. НАДИНА: А как Вы к политике США на международной арене относитесь? Поддерживаете их действия?

СЛУШАТЕЛЬ: Да Вы что, нет, конечно.

Д. НАДИНА: А предлагаете России действовать так же, как они. Андрей Викторович, что скажете?

А. КАРАУЛОВ: Слушатель выступил с очень серьёзным политическим заявлением. Правда, каким образом поменять власть, он не сказал. Вопрос-то какой ко мне?

СЛУШАТЕЛЬ: Надо было сначала решить вопрос на Украине, а потом лезть в Сирию, или нет? И второй вопрос: все заявления США показывают, что они хотят прыгнуть в последний уходящий вагон поезда в отношении действий России к Сирии. Что Вы можете сказать по этому поводу?

А. КАРАУЛОВ: Из Вашего монолога я понял, что Вы обеспокоены тем, что помимо Украины, теперь у нас ещё есть некая головная боль — Сирия. Это не так. Там, где Путин и там, где русские самолёты поднимаются в воздух, всегда наступает мир. Под русскими бомбами мир наступает очень быстро, потому что мы умеем воевать. Так было в Корее, во Вьетнаме, в Ливане, в Эфиопии — везде. Путин пришёл туда, чтобы установить там мир, чтобы беда не пришла в Ваш и мой дома. Неужели это непонятно? Час с небольшим лёта до наших границ от столицы Сирии, мы соседи. И ещё: всё, что делает наша страна сегодня, это — строгое соответствие нормам ООН. А то, что Вы говорили насчёт свержения Порошенко, так Путин никуда не полез, он мир наводит, он думает о вас. Можно в это не верить, но допускать мысль, что это именно так, необходимо.

Д. НАДИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня очень волнует вопрос по поводу Молдавии. Придёт ли туда спасение, или пора уже менять паспорт?

А. КАРАУЛОВ: Я был недавно в Кишинёве, внимательно смотрел, как живут люди. Когда иконы, фантастические произведения искусства, продаются за такие копейки, значит, что в городе всё совсем плохо, — и в Кишинёве, и в Киеве. Понятно, что понесли продавать из домов последнее. Действительно, будущее проблематично. Ну а менять паспорт или нет, решает каждый сам для себя. Картина, которую лично я видел, нерадостная — пустые рестораны, нет среднего класса. Мне показалось, что всё это печально.

Д. НАДИНА: Наши корреспонденты, которые там бывали, согласны с этим. Но ведь два года назад было то же самое — на Украине люди тоже были недовольны коррумпированной властью, тем, что происходит в стране, тем, как живёт Янукович. Понятно, что было влияние американцев, Майдан, но разве Янукович сам не виноват в том, что так обгадился?

А. КАРАУЛОВ: Я приехал помочь Януковичу, когда он избирался. У меня был эфир. Это была пятница, и съёмка должна была быть в 10 утра. Я приехал в его штаб к 9.00, в 10.00 его не было, в 10.30 начали бегать, извиняться. В 11.00 предложили позавтракать. В 12.00 я выясняю, что его вообще нет в городе, он где-то в Днепропетровске, через полчаса я выясняю, что он в городе, но смертельно пьян. Через час я встречаюсь с ним, понимаю, что он лыка не вяжет, прошу прощения. Я ему сказал, что если даже случится чудо, и он станет президентом, то это будет большая трагедия для страны. Я гибель общества видел своими глазами. Я уже тогда понимал, что в это чудовище вложили несколько миллиардов долларов. Предполагаю, что его избирательная кампания была самой дорогой в истории человечества. Но украинский народ сделал свой выбор, он был легитимен. Его весь мир признал как президента. Трагедия в другом. Всякий раз, когда мы приезжали в Киев последние лет 15, — садишься там в такси в Борисполе, спрашиваешь как дела, всегда слышишь один ответ: «Выборы». Они всегда кого-то выбирали. Эти люди никак не могли поделить власть. В Киеве почему-то это витало в воздухе. Удивительная культура, потрясающие люди, ещё жив Дмитрий Гнатюк. Где сегодня его голос? Где эти великие киевские мастера? Откуда вылезли все эти господа Яценюки, Коломойские, эти чудовища? Взялись же они откуда-то.

Д. НАДИНА: Может быть, просто Янукович до такой степени допёк народ…

А. КАРАУЛОВ: А Вы думаете, Ющенко был интереснее? Или Тимошенко? Я когда видел её в большом интервью, она всё время держала руки вот так сложенными, намертво. Я думал, что она сглаза какого-то боится. А когда он их развела, они стали мелко дрожать. И я понял, что это кокаин. У Березовского такая же была история — 3 грамма кокаина в день. Мы очень плохо знаем эту страну, этих людей. Мы очень плохо понимаем, что творится в их головах. Где сейчас находятся мощи не только основателя Москвы, но и князя Киева, князя Долгорукого? Где находится его могила? В картонной коробке 15-й год валяются, на 6 полке сверху, если вчера не перенесли, в неохраняемой комнате Института археологии. Вот так!

Князь был упокоен в Киево-Печёрской лавре 16 или 17 лет назад. Была эксгумация, оказалось, что это он действительно, не обманули.

Д. НАДИНА: Мы сейчас далеко уйдём.

А. КАРАУЛОВ: Нет, недалеко. Никого не интересует, что уже украли большую берцовую кость, он не упокоен все эти годы. Нет такой темы для Украины.

Д. НАДИНА: И украли там немало. Судя по резиденции Януковича, там воровали просто самосвалами. Все последние 15–20 лет какие у нас были отношения с Украиной? Мы выстраивали отношения с элитами, мы никогда не работали с народом. Там не работали наши НКО. Почему мы сотрудничали с Януковичем, у Вас же есть предположения?

А. КАРАУЛОВ: Потому что мы ленивы и нелюбопытны. Потому что Лужков предложил отдать нам мощи Долгорукого, и какой был ответ? «Вы нам Довженко верните». Трупами поменяемся. Вот на таком уровне шли разговоры. Конечно, Лужков их не поддерживал.


Я хорошо знал и снимал Василя Кука, это правая рука Бандеры. Генерал Василь Кук провёл в наших лагерях лет 20. Он принципиально не говорил по-русски. Он мне говорил, как гитлеровцы обучали их в лагерях. Хоть раз кто-то из украинских коллег у меня попросил эти записи? Нет, неинтересно. У них своё представление о России — «москали проклятые». Мы как-то тоже стали сторониться. Яйцами вон кидаться начали, в Николая Николаевича Селезнёва яйцо угодило, когда он представлял в Киеве парламентскую комиссию. Нам как-то было не друг до друга, и вот результат.

Д. НАДИНА: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Почему на радио и телевидении высказываются мнения только тех, кто за войну? Почему нельзя дать слово тем людям, которые категорически против?

А. КАРАУЛОВ: А кто против? Кому дать слово?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне, юристу-международнику.

А. КАРАУЛОВ: Приходите, пожалуйста, в передачу «Момент истины». По нашим сюжетам возбуждено 74 уголовных дела. У Шиндлера был свой список, он вытаскивал людей из тюрем, у него в списке был 801 человек. Реально он помог 13 людям. Мы вытащили из тюрем 9 человек.

Д. НАДИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей, если Россия столь внимательно относится к своей безопасности и миру в Сирии, не кинутся ли украинские руководители напоследок нагадить в ДНР и ЛНР? И второй вопрос: произойдёт ли всё-таки у нас в России изменение в силовых структурах?

А. КАРАУЛОВ: Изменения, конечно, будут, их просто не может не быть. Там, где государственный орган, ничего не бывает вечным. Будут и громкие отставки, мне кажется.

13 октября международная комиссия скажет, кто сбил Boeing. Так что самую страшную и горькую пилюлю мы ещё получим, но мы разделим её надвое. Как я уже сказал, пора создавать международную комиссию по расследованию работы этой международной комиссии. Бесследно исчезла диспетчер Анна Петренко, её ищем не только мы, журналисты программы «Момент истины», но ещё и журналисты семи стран. Почему она ушла в отпуск на следующий день после катастрофы с малазийским Boeing, который она вела в аэропорту Днепропетровска? Почему на неё Киев переключил самолёт? Где она сегодня? Мы нашли её домашний адрес, телефон, дали в эфире. Звук проходит, трубку не снимают. Где эта женщина? Была ли она допрошена? Почему все её следы в сети исчезли? А то, что будут гадить, — с этой публикой на Украине возможно всё. Замечательная Людмила Шемчук рассказывала недавно, как она провожала в последний путь директора Донецкого театра оперы и балета. Шемчук — певица с мировым именем, народная артистка. Когда шёл детский спектакль, началась бомбёжка, но никто из зала не ушёл, ни один ребёнок и ни один взрослый. Актёры играли, стиснув зубы, а дети сидели, открыв рот, не обращая внимания на взрывы. Но люстра, которая висела над головой, стала раскачиваться из стороны в сторону. Директор театра схватился за сердце. Слава богу, эта люстра не упала, и бомба не упала на театр. Но один человек погиб. Директор пришёл домой, сел на диван, попросил жену принести стакан чая и умер. Вот что происходит сегодня в Донецке.

Д. НАДИНА: Давайте к нам вернёмся. Говорили ещё про наших исследователей. Вчера вечером прошла новость о том, что уволен главный следователь Следственного комитета, прокурор Москвы.

А. КАРАУЛОВ: И заместитель главного следователя.

Д. НАДИНА: Слушатели эти события связывают с делом Васильевой и другими коррупционными делами. Есть связь, по-Вашему?

А. КАРАУЛОВ: Я думаю, что никакого отношения к делу Васильевой это не имеет. Просто Бастрыкин из тех людей, которые просто делают дело и не обращают внимание на пиар. Его лишний раз трудно заставить объяснить какие-то отставки. Скольких генералов по недоверию уволил в прошлом году Александр Иванович Бастрыкин? Это были начальники краевых, республиканских, областных управлений. Более 80 генералов только за год!

Сегодня мы задаём серьёзный вопрос главе СК в Ульяновске. Тоже генерал, плохо себя ведёт, хамит нам. Как я понимаю, там огромное количество убийств! 90-е возвращаются кое-где в регионы, где вот такие генералы сидят, глухие и слепые. К нему вопросы есть. Просто мы задаём эти вопросы чаще других, и, как вы видите, отставки идут. Порядок наводится очень жёстко. Эти люди не умеют себя пиарить. Мой друг Володя Маркин говорит много и ярко, но связывать все отставки с делом Васильевой — это неправильно.

Д. НАДИНА: То, что их связывают — это вполне логично и понятно, потому что примеры коррупции мы видим повсюду, а коррупционеров такого масштаба сажают редко.

А. КАРАУЛОВ: Да кто Вам сказал? Неделю назад пошёл по этапу в лагерь строгого режима на 8,5 лет лишённый генеральского звания Туровский, бывший начальник Управления по борьбе с наркотиками Рязани. Он оказался в той же камере, где до этого полтора года сидел молодой строитель Алёша Ращупкин, его жертва, которому подбросили наркотики. 5 раз об этой трагедии говорили в программе «Момент истины». Я не сомневался в следствии Бастрыкина. Приговор суда — 8,5 лет строгого режима. И две заметочки в газетах. Когда я об этом рассказал своему товарищу Дмитрию Пескову, он сказал, что тоже пропустил эту историю. Это и неудивительно, потому что в интернете об этом ничего нет. Какое количество чиновников в наших лагерях за доказанные взятки? Губернаторы, вице-губернаторы, мэры, вице-мэры. Назовите, пожалуйста, цифру.

Д. НАДИНА: Понятия не имею. Но мне кажется, что если хорошо потрясти те две трети мэров и губернаторов, которые ещё на местах, там окажется ещё много уголовников.

А. КАРАУЛОВ: Я тоже думаю, что не все оказались в тюрьмах. Почти 200 тысяч из 630 — это коррупция.

Д. НАДИНА: Голосование объявим: вы довольны тем, как борются с коррупцией в нашей стране или нет?

Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. У меня один вопрос: сможем ли мы выиграть информационную войну по факту бомбёжек ИГ в Сирии? Потому что информационную войну на Украине мы, конечно, проиграли, а в конфликте в Грузии, я считаю, что выиграли.

Также я хочу сказать, чтобы те, кто говорит о России плохо, сравнили то, что здесь было, с тем, что стало. Мы провели Олимпийские игры, да и посмотрите, как изменилась инфраструктура страны, как изменились московские дворы, например.

Д. НАДИНА: Можно с разных сторон смотреть. Можно смотреть на Олимпиаду, а можно быть наблюдателем со стороны, который говорит, что объекты, построенные для неё, сейчас используются на 10%.

А. КАРАУЛОВ: По поводу информационных войн. Мы с вами полностью проиграли её в отношении Михаила Борисовича Ходорковского. Я создал 2-серийный фильм «Ходорковский. Трупы» и настаивал на том, что Ходорковский действительно серийный убийца, за ними 72 трупа. 12 трагических историй мы показали в наших сериях. Но, к сожалению, мы поздно это сделали. Я предлагал своим коллегам поездить по миру: Нью-Йорк, Тель-Авив, Лондон, встречаться с главными редакторами газет, кто пишет, что дело ЮКОСа — заказное, чисто политическое. Предлагал предъявить им факты, рассказать истории, о которых мы знаем. Но никто не согласился. Проиграли Ходорковского. Чуть было не проиграли историю с Boeing и Украиной. Фильм «Обыкновенный фашизм», начиная с весны этого года, был показан в 42 странах мира. В Нью-Йорк я поехать не смог, заболел. Иосиф Дискин показывал картину в здании ООН послам. Я спросил его, как прошёл просмотр. Он сказал, что послы выходили молча, опустив голову, потому что у американцев была, мягко говоря, другая точка зрения на все события. В том числе на трагедию в Одессе.

Фильм «Как погиб Boeing?» Я приехал в Малайзию, у меня было три часа свободного времени. Малазийские журналисты предложили встречу. Я думал, 10 человек придёт, пришло 300. Я спросил: «Коллеги, в скольких малазийских газетах звучит имя лётчика Волошина?»/ Этот человек, как мы предполагаем, является военным преступником. Ни в одной газете нет этого имени. Журналисты опускают глаза в пол, повисает гробовая тишина. Америка работает? Да. Боятся? Да. Я вчера неожиданно сам для себя определил в эфире канала «Россия», что такое демократия. Это — как солнце у нас над головой. Ты поднимаешь лицо, радуешься солнцу, купаешься в его лучах. Солнце — это тепло, будущее, надежда, а в этот момент кто-то шарит по твоим карманам.

Д. НАДИНА: Я демократию воспринимаю всё-таки как власть народа. А нашими СМИ Вы довольны?

А. КАРАУЛОВ: Журналистика в Российской Федерации умирает. Почему так происходит, не знаю. Я недавно спросил у Владимира Калиниченко, генерала, который вёл «дело Медунова», «хлопковое дело», «убийство на Ждановской», часто ли он читает лекции студентам. Савенков, наш главный полицейский, следователь, недавно, выступая в Петербурге, жаловался, что на работу взять некого, юристов нет. Калиниченко ответил, что за последние 25 лет он прочитал одну лекцию кадетам, мальчишкам 12–14 лет. Не зовут. Эфиры — пожалуйста, а вот лекции — нет. Я не знаю, кто преподаёт сегодня журналистику. Ни Саша Хинштейн, ни Максим Шевченко, ни легендарный Борис Резник не преподают, они неинтересны.

Д. НАДИНА: Но с другой стороны, журналистика — это такая профессия, которой в вузах часто не научишься.

А. КАРАУЛОВ: Ясен Николаевич Засурский воспитал целое поколение блестящих журналистов. Да, Вы правы, каждый учится и по текстам, и по общению, но какие-то азы знать необходимо. Я когда читаю те или иные заметки, понимаю, что азы авторам этих заметок, которые себя гордо называют журналистами, неизвестны.

Д. НАДИНА: С одной стороны есть азы, а с другой — подача информации под определённым соусом, с определённого ракурса. Очень у многих есть самоцензура. У Вас нет вопросов к внутренней свободе журналистов? Много ли у нас таких?

А. КАРАУЛОВ: На самом деле, много. Другое дело, что мы очень быстро и часто умираем сначала как мужчины, потом как поэты, как воины. Журналистика — это всегда война. Если тебя любят, ты — не журналист. Нельзя любить следователя. Очень хочется нравиться, хочется, чтобы приглашали, заказывали статьи. Заказывали не за деньги, а за гарантию публикации. Поэтому где-то недоговорить, где-то промолчать, где-то подождать. Наша профессия действительно теряет свои лучшие качества. Михаил Полторанин вообще считает, что расследовательской журналистики в России уже нет. И в чём-то я с ним согласен. Есть молодые, яркие, смелые ребята, потрясающие парни, который работают в «горячих точках», но их единицы. И это очень обидно, потому что люди на всё смотрят глазами журналистов.

Д. НАДИНА: Журналисты боятся кусаться, толкаться.

А. КАРАУЛОВ: Я однажды спросил у Клинтона, сколько времени он, президент сильной страны, тратит на общение с журналистами. 12%. Поэтому когда у него случилась история с Моникой Левински, кто его вытаскивал? Журналисты. Он их всех лично знал, кормил сосисками после брифингов, с праздниками поздравлял. Он умел дружить с ними, когда ему было это нужно. Они ему помогли. Он был неплохим президентом, так замечательно обобрал Ельцина и нашу страну, что можно только руками развести. Он думал об интересах США.

Д. НАДИНА: По итогам голосования 13% поддерживают Вас, 87% категорически не согласны. Андрей Караулов, телеведущий был у нас в студии. Спасибо.

Источник

108.162.219.125


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/31413-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.1170
+0.04%
73.5301
-0.19%
1.0812
+0.39%
0.2067
+0.05%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров