Авторизация
 
  • 16:36 – Виталий Козловский: Кошка не хочет ни с кем меня делить 
  • 16:31 – Барак Обама последние новости: чем займется экс - президент после ухода из Белого дома 
  • 16:31 – Биатлон мужчины Спринт 3 12 2016: результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 16:31 – Биатлон 2016 Мужчины Спринт 10 км 3 декабря 2016: результаты, смотреть онлайн 


Что Владимир Путин знает об Америке

Что Владимир Путин знает об Америке

Известные американские «кремленологи» предприняли попытку понять точку зрения российского руководства

«У вас, американцев, возникает проблема при общении с нами, потому что вам кажется, что вы нас понимаете, хотя на самом деле это не так. Вы смотрите на китайцев и думаете: ’’Они от нас отличаются’’. Потом вы смотрите на нас, русских, и думаете: ’’Они похожи на нас’’. Но вы заблуждаетесь: мы не похожи на вас».

В последние несколько лет высокопоставленные российские лица на разные лады повторяют эту сентенцию в беседе с американскими визави.

Нам сказали, что первым эти слова произнес Путин, и в это можно поверить. Путин — бывший офицер разведки. В этом рассуждении, с типичной путинской прямотой и политической некорректностью, выражено правило, хорошо усвоенное также и американскими офицерами разведки: надо остерегаться ложного зеркального отображения.

Не исходите из того, что ваш противник будет мыслить и действовать так же, как и вы в похожих обстоятельствах, потому что в этом случае вы рискуете неверно истолковать его намерения.

Несмотря на новое соглашение о прекращении огня, Россия и Запад по-прежнему рискуют сползти в пропасть неконтролируемой эскалации из-за Украины, а в таких ситуациях вряд ли что-то может быть опаснее, чем неверное понимание противника. Поэтому Путин прав: Вашингтону не следует совершать ошибку «обратного отображения», и лидерам США не стоит исходить из того, что он будет истолковывать слова и события так же, как они.

Но при этом упускается еще и такой вопрос: как Путин понимает намерения США? Следует ли он собственному совету, или думает, что американцы, включая президента Обаму, будут вести себя и реагировать на все, как он? И есть ли ему вообще дело до того, как мыслят американцы, каковы их истинные мотивы и ценности, как работает их система? Что Владимир Путин в действительности знает о США и американцах?

Как оказывается, совсем немного.

* * *

Поскольку Владимир Путин — выходец из КГБ, американские средства массовой информации обычно обвиняют его в антиамериканизме, во взглядах на Соединенные Штаты, типичные для эпохи холодной войны, и в том, что он возлагает на США вину за развал СССР.

Вместе с тем, у нас практически нет доказательств антиамериканских воззрений Путина в самом начале его государственной карьеры. На посту помощника мэра Санкт-Петербурга в 1990-х годах он не обвинял Соединенные Штаты в уничтожении Советского Союза. Вместо этого он публично возлагал вину за развал СССР на просчеты советских руководителей и их неумелые реформы в 1980-е годы.

Более негативное отношение к США и мнение о том, что они представляют угрозу для России, появилось у него позже, в 2000-е годы, в ходе его взаимодействия и выстраивания отношений с двумя американскими президентами: Джорджем Бушем и Бараком Обамой.

Владимир Путин, человек дела

У нас нет достоверных сведений о контактах Путина с американцами или его размышлениях о США на начальных этапах его жизни: в юности, прошедшей в Ленинграде, во время службы в КГБ, пребывания в должности помощника мэра Санкт-Петербурга и в начале работы в Москве до того, как он стал президентом. Когда Путин поступил в Ленинградский государственный университет в начале 1970-х годах, там обучалось мизерное число американских студентов по программе обмена.

Но Путин не учил английский, и у него были ограниченные возможности для общения с американцами вне университета. В конце 1970-х — начале 1980-х годов, когда он только начинал карьеру в ленинградском подразделении КГБ, Соединенные Штаты воспринимались через призму контршпионажа и событий в мире тех лет: американцы казались опасными и непредсказуемыми.

Начало 1980-х годов были эпохой обостренной конфронтации. После временной разрядки США снова стали явной и актуальной угрозой для Советского Союза. Кремлевское руководство было абсолютно уверено в том, что от Вашингтона исходит реальная военная опасность. В этом советских лидеров убеждал анализ расходов Пентагона, американские военные учения по всему миру, воздушные маневры Соединенных Штатов и НАТО в непосредственной близости от границ СССР, высказывания высокопоставленных лиц Белого Дома и Пентагона, а также наращивание оперативной работы ЦРУ в Афганистане и других странах.

В марте 1983 года опасность начала крупномасштабной войны резко возросла после того, как президент Рональд Рейган (Ronald Reagan) объявил о планах развертывания космической ракетной обороны для защиты от советского ядерного удара. Юрий Андропов резко раскритиковал эти планы и поднял на щит призрак ядерного холокоста. Затем последовала знаменитая речь Рейгана об «империи зла», которую он произнес 8 марта 1983 года, проанализировав опасности, исходящие от Советского Союза для Соединенных Штатов и американского образа жизни. В сентябре 1983 года обстановка еще больше обострилась, когда советские истребители перехватили и сбили гражданский самолет Южнокорейских Авиалиний, следовавший по маршруту KAL 007, ошибочно приняв его за разведывательный самолет США.

Руководители Советского Союза пугали себя и население воспоминаниями о Второй мировой войне и, в частности, о внезапном нападении Адольфа Гитлера на СССР в 1941 году. Как заметил Бенджамин Фишер (Benjamin Fischer), аналитик из Центра исследования разведывательной деятельности ЦРУ, «в течение нескольких десятилетий после окончания войны советские лидеры твердо помнили уроки 1941 года, беспощадные и отрезвляющие.

Под их влиянием сформировался советский тип мышления о войне и мире». Андропов и его коллеги привели КГБ в полную боевую готовность в начале 1980-х годов, памятуя о горьких последствиях провала советской разведки накануне Второй мировой войны. Именно в это время Путин поступил на учебу в Краснознаменное училище КГБ в Москве, где советская паранойя в отношении США и ядерной войны, вне всякого сомнения, предопределяли тональность и содержание его учебного курса.

* * *

Путин был направлен в Дрезден, город в Восточной Германии в середине 1980-х годов, когда Михаил Горбачев и Рональд Рейган начали процесс снижения напряженности и угрозы войны. Он находился тогда на слишком низком уровне в иерархии КГБ, чтобы активно взаимодействовать с какими-либо высокопоставленными мишенями разведывательной деятельности, среди которых были и американцы. До возвращения из Дрездена в 1990 году и начала работы в качестве помощника мэра Санкт-Петербурга Владимир Путин, возможно, ни разу не общался с американцами.

Однако после того, как Путина назначили заместителем мэра Санкт-Петербурга по внешним связям, у него появилось много возможностей для общения и взаимодействия с предпринимателями из США в совершенно иной атмосфере, нежели та, что существовала в годы его учебы в 1980-х годах. В 1991 году Советский Союз развалился, и Путин с коллегами из мэрии пытался понять, как лучше управлять городом и снова сделать его экономику конкурентоспособной. В рамках усилий по выстраиванию новых отношений с Российской Федерацией американские и другие западные политики открыто обхаживали начальника Путина Анатолия Собчака — первого демократически избранного мэра Санкт-Петербурга. Путину, похоже, нравились эти заигрывания.

Американские компании, открывавшие представительства в Санкт-Петербурге, должны были непосредственно взаимодействовать с заместителем мэра Путиным, который, по словам Джона Эванса (John Evans), тогдашнего Генерального консула США в Санкт-Петербурге, всегда помогал разрешать спорные ситуации между американскими и российскими предприятиями. В американском и западном деловом сообществе города считалось, что Путин помогает бизнесу. Тогда в нем не было заметно никакого антиамериканизма или антизападничества.

Связь с Санкт-Петербургом также открыла для Путина большие возможности взаимодействия с США. В 1992 году Собчак стал сопредседателем двусторонней комиссии по Санкт-Петербургу с бывшим государственным секретарем Генри Киссинджером (Henry Kissinger). Неясно, насколько часто Путин общался с Киссинджером напрямую в те годы, но Киссинджер стал для Путина важным переговорщиком впоследствии, когда он стал президентом.

Путин признался, что первоначально Киссинджер был интересен ему потому, что бывший госсекретарь в годы Второй мировой войны служил в военной разведке. Сделав блистательную карьеру ученого и исследователя и написав много книг, Киссинджер был сведущим источником в области геополитики. Он мог объяснять Путину, как действует Запад в целом и Соединенные Штаты в частности. Он также мог объяснить другим влиятельным американцам, что представляет собой Путин. Но помимо Киссинджера, практически не было никого, кто бы мог разъяснить Путину, как устроена и работает американская политическая система, и как мыслят американцы и их лидеры.

Два главных помощника президента, руководившие важными аспектами отношений между Москвой и Вашингтоном большую часть 2000-х годов — Сергей Приходько и его сотрудник Александр Манжосин — говорят по-английски, но, насколько нам известно, у них нет опыта жизни и работы в Соединенных Штатах. Другие путинские «спецы» по США в российском правительстве и Кремле — это министр иностранных дел России и бывший представитель России в ООН Сергей Лавров, свободно владеющий английским, а также Юрий Ушаков, личный советник президента и бывший посол России в Соединенных Штатах.

Плохое владение английским ограничило возможности Путина напрямую общаться с американцами — разве только через переводчиков или других лиц, играющих роль посредников или проводников. Путин также не выказывал особого любопытства относительно жизни в Америке, ограничиваясь контактами с ее лидерами и анализом их действий.

* * *

К 1994 году Организация Варшавского Договора прекратила существование вместе со всем советским блоком, но НАТО оставалась сильной организацией, и страны Восточной Европы начали стучаться в ее двери, чтобы как-то обезопасить себя. Через пять лет вопрос расширения НАТО стал играть важную роль в профессиональной жизни Путина и его восхождении на высоты политического Олимпа.

Путин был назначен руководителем ФСБ — постсоветской преемницы КГБ, когда НАТО вступило в войну на территории Югославии, реагируя на зверства югославских военных в отношении этнических албанцев в Косово. Эта интервенция началась всего через две недели после принятия в НАТО Польши, Венгрии и Чешской Республики. Соединенные Штаты не получили полномочий на интервенцию от ООН.

Боевые самолеты альянса бомбили Белград, а войска НАТО под руководством американских военных выдвинулись в Косово, чтобы обезопасить эту территорию и дать отпор югославской армии. Как сказал Путин в речи, произнесенной спустя 15 лет после этих событий, «мне трудно было поверить и, тем более, видеть своими глазами, что в конце XX века, одну из европейских столиц, Белград, несколько недель утюжили ракетами, после чего началась настоящая интервенция».

Кампания НАТО в Косово стала поворотным моментом для Москвы и лично для Путина. Российские официальные лица истолковали ее как средство расширения влияния НАТО на Балканах, а не как усилия по предотвращению гуманитарной катастрофы, и начали пересматривать ранее сделанные выводы относительно перспектив сотрудничества с альянсом и США как его лидером.

Как отметил Путин в речи, произнесенной в марте 2014 года, пережитое заставило его изменить мнение об американцах, которые, как он выразился, «предпочитают на практике руководствоваться не международным правом, а правом силы». Американцы во многих случаях «принимали решения у нас за спиной и ставили нас перед уже свершившимся фактом».

* * *

В августе 1999 года Путин был назначен премьер-министром, и в тот момент его больше всего беспокоила Чечня, поскольку чеченские сепаратисты начали совершать набеги на соседние регионы и захватывать заложников. Повышенное внимание Запада ко второй чеченской войне и ее критика со стороны высокопоставленных лиц усилили у русских опасения по поводу возможного вмешательства НАТО или США в этот конфликт. Например, бывший помощник по национальной безопасности в администрации Картера Збигнев Бжезинский и отставной генерал Александр Хейг (бывший государственный секретарь в администрации Рейгана), занимавшие высокие посты в армии США и НАТО, помогли создать группу защитников Чечни, потребовавшую дипломатического разрешения военного конфликта и проведения политики по защите гражданского населения.

Поскольку Бжезинский и Хейг действовали на нервы советскому руководству еще в 1970-е и 1980-е годы, Москва смотрела на эту группу с тревогой. Российские политические деятели видели риск вторжения американцев и НАТО в Чечню под предлогом защиты гражданского населения, как они это сделали в Косово.

В ответ в 1999 году Путин написал редакционную статью для ноябрьского номера New York Times — она стала одной из его первых попыток заняться международным пиаром. Он объяснил, что Москва начала военную кампанию в Чечне в ответ на теракты. Он похвалил Соединенные Штаты за нанесение ударов по террористам, отметив, что «когда ключевые интересы общества оказываются под угрозой из-за разгула террора, ответственные лидеры должны на это реагировать» и призвал «заокеанских друзей к пониманию». Общий тон статьи был примирительным. Путин явно надеялся на восстановление той конструктивной атмосферы, которая отличала его взаимодействия с американцами в Санкт-Петербурге.

После событий 11 сентября он был уверен, что Вашингтон начнет смотреть на многие вещи глазами Москвы, и признает существование связей между «Аль-Каидой» в Афганистане и террористами в Чечне. На пресс-конференции в Брюсселе 2 октября 2001 года Путин заявил, что террористы воспользовались «западными институтами и западными представлениями о правах человека и защите гражданского населения... не для того, чтобы защищать западные ценности и западные институты, но... чтобы противодействовать им. Их конечная цель — уничтожение западной цивилизации». Всем странам придется быть бдительнее и действовать решительнее у себя на родине, а также повышать военные возможности за рубежом, чтобы решить эту проблему. На основе опыта России в Афганистане и Чечне Путин предложил США конкретную помощь в искоренении «Аль-Каиды».

Если Путин и Кремль надеялись создать международную антитеррористическую коалицию с Вашингтоном по образцу американо-советского альянса против Германии времен Второй мировой, в котором Россия будет участвовать на равных с США, то этой надежде не суждено было сбыться. Как отметила профессор из Джорджтауна и бывшая чиновница правительства США Анжела Стент, «когда страны создают партнерства в случае острой необходимости — например, после событий 11 сентября — такие союзы обычно оказываются недолговечными, поскольку преследуют конкретную и ограниченную цель». Американо-советский альянс против фашистов, писала она, «начал разваливаться после того, как победители договорились о том, что случится с Германией после ее капитуляции, и началась холодная война».

После событий 11 сентября Путин был озадачен действиями американских партнеров. При отсутствии какой-то уравновешивающей информации он поначалу расценил отсутствие реакции американцев на его предупреждения об общей угрозе терроризма как признак опасной некомпетентности. В ряде выступлений, произнесенных после 11 сентября, Путин сказал, что «был удивлен» отсутствием реакции администрации Клинтона на его предупреждения о террористическом заговоре, зреющем в Афганистане. «Мне кажется, я лично виноват в том, что случилось, — сетовал он. — Да, я много говорил об этой угрозе... но, видимо, недостаточно. Я не мог найти слова, которые бы побудили людей (в США) создать необходимую систему обороны».

Ввод американских войск в Ирак в 2003 году убедил Путина, что от Соединенных Штатов ничего доброго ждать не приходится, и что американцы только и ищут предлог для интервенции против недружественных режимов для усиления своего геополитического положения. Путин и руководители его разведки знали, что Саддам Хусейн (Saddam Hussein) блефует, говоря об обладании химическим и другим оружием массового уничтожения (ОМУ). После вторжения в Ирак, где американцы так и не нашли никакого ОМУ, Путин, как говорили в европейских дипломатических кругах, сказал примерно следующее: «Жаль, что так получилось с ОМУ. Я бы что-то обязательно нашел». Другими словами, разведслужбы и правительство США проявили крайнюю некомпетентность — если вам нужен предлог, выполните домашнюю работу как следует.

В этот период у Путина и его сотрудников безопасности сформировалось мнение, будто Соединенные Штаты не только некомпетентны, но и опасны, и намерены вредить России. Это явно контрастировало с выводами американских аналитиков о том, что крах советского коммунизма означает конец военной угрозы, исходящей из Москвы. Как и в 1980-е годы, американским официальным лицам было трудно поверить, что Россия может искренне считать США угрозой своей безопасности. В результате Вашингтон принимал решения, которые раз за разом неверно истолковывались в Москве, в том числе решение о втором крупном расширении НАТО в 2004 году.

* * *

«Цветные революции» в Грузии 2003 году и на Украине в 2004 году сделали представления Путина о деятельности Соединенных Штатов еще более мрачными. Для Москвы Грузия представлялась крошечным, недееспособным государством, а Украина — миниатюрной копией России. С точки зрения Путина демонстрации «оранжевой революции» 2004 года на Украине прошли с таким размахом, что руководили ими явно из-за рубежа. Особенно когда цветные революции были концептуально соединены с «Планом свободы» администрации Буша и его усилиями подержать развитие гражданского общества и проведение свободных выборов в Афганистане и Ираке — двух странах, оккупированных американскими войсками.

«Цветные революции», доказывал Путин в своей речи, произнесенной в марте 2014 года, не были спонтанными. Запад устраивал их в целом ряде стран, среди разных народов. Запад, утверждал Путин, стремился навязать свои «стандарты, которые ни в коей мере не соответствовали образу жизни, традициям или культуре этих народов. В итоге, вместо демократии и свободы наступал хаос, начинались вспышки насилия и цепочка революций. “Арабская весна” сменилась “Арабской зимой”».

Война России с Грузией 2008 году ознаменовала окончание отношений с Джорджем Бушем (George W. Bush) и его администрацией. Вскоре после этого к работе приступила администрация Обамы, провозгласившая линию на «перезагрузку». Казалось, Вашингтон теперь был намерен считаться с желанием России строить отношения с США на основе здорового прагматизма в важных вопросах, представляющих взаимный интерес. Однако Путин и Кремль проводили свою политику, ориентируясь не на слова, а на действия Соединенных Штатов.

Предложение партнерства ради модернизации, сделанное Вашингтоном для оживления двусторонней торговли и скорейшего присоединения России к Всемирной торговой организации, сопровождалось созданием двусторонних президентских комиссий по правам человека и развитию гражданского общества. Эффект от отмены торговых ограничений с Россией времен холодной войны, тем не менее, был значительно снижен вводом целого ряда новых санкций в виде Закона Магницкого, направленных против российских официальных лиц, виновных в смерти опального российского юриста. Разногласия с Соединенными Штатами и НАТО по поводу вмешательства в гражданские войны, вспыхнувшие сначала в Ливии, а затем в Сирии на волне арабской весны, омрачили сотрудничество США и России в переговорах с Ираном о будущем его ядерной программы. Путина особенно разозлила жестокая смерть ливийского лидера Муаммара Каддафи (Muammar al-Qaddafi) от рук мятежников, которые нашли его прячущимся в канализационной трубе при попытке бегства из Триполи после интервенции НАТО в Ливию. По версии Путина политические протесты в России 2011–2012 годах были частью цепочки событий, причем Запад даже не особенно старался замаскировать свое участие в них.

11 сентября 2013 года, в годовщину терактов 11 сентября, Путин вернулся к публичному формату, который не использовал с 1999 года. Он снова написал редакционную статью в New York Times, предназначенную для американской общественности и призывающую США к сдержанности при обдумывании военного удара по Сирии. Общая интонация снова была примирительной. Однако по содержанию статья была довольно дерзкой, не слишком осторожной. Путин отметил: «Тревожно то, что вооруженное вмешательство во внутренние конфликты, вспыхивающие в других странах, стало привычным делом для Соединенных Штатов. Отвечает ли это долгосрочным интересам Америки? Сомневаюсь. Миллионы людей во всем мире все чаще относятся к Америке не как к образцу демократии, а как стране, полагающейся исключительно на грубую силу, на сколачивание коалиций под лозунгом “кто не с нами, тот против нас”». Эта статья явно указывала на то, что американское образование Путина завершилось.

Когда в 2013 г. на Украине начался политический кризис, взгляды Путина на Америку стали совсем мрачными. Как он заключил в своей речи, произнесенной в марте 2014 года: «Россия стремилась наладить диалог с коллегами на Западе. Мы постоянно предлагаем сотрудничество по всем важным вопросам, хотим укреплять доверие, хотим, чтобы наши отношения строились на равных, были открытыми и честными. Но мы не видим ответных шагов». Ограниченный отсутствием прямых контактов с Соединенными Штатами и руководствуясь своим пониманием угрозы, исходящей от Америки, Путин решил, что Запад его оттолкнул или обманывал на каждом повороте.

Об авторах: Клиффорд Гэдди — старший научный сотрудник Института Брукингса. Фиона Хилл — директор Центра по США и Европе в Институте Брукингcа. Данная статья представляет собой краткое изложение нового издания книги «Г-н Путин: оперативник в Кремле» (Mr. Putin: Operative in the Kremlin).


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/21081-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
42Спасибо. Хорошая статья для размышлений. А теперь перейдем к нашим баранам.. Что важно для человечества, для Планеты? Видимо то, что человеческий мозг может создать. Но как научить его работать конструктивно, когда большинство людей лишено образования, когда бедность населения заставляет его думать о хлебе насушном, а не на воплощение своей мечты. Куда складывал ДЕНЬГИ Милошевич. Каддафи, Саддам и пр. диктаторы? В кубышку, но не в народ. Что делает бывший советский народ, обученный бедствовать ( 120 р против срд. 4000 l дол))? Как же сломать этот паразитический штамп мировой бедноты? Просто - устранением уродов,что и делают американцы. Это может понять Путин, выходец из советского народа - мировой злобной бедноты ? Конечно нет. Он снова твердит о мире, дружбе, взаимопонимании.,а это только и нужно "уродам" человечества. И ему, кажется "страшными" хирургия над уродами (Каддафи в канализации.) Хотя Путин обучается у НАТО (Сколково). Поднимает зарплату к 4000 дол (американская).- что делает человека Свободным. Но все это через криминал " собственного" развития России. (Грузия, Украина). Но надежда на дрессировку "урода - совка" есть.
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.0900
-0.04%
73.6707
+0.49%
1.0770
-0.76%
0.2066
+2.08%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров