Авторизация
 
  • 16:59 – Стосується кожного: проклятие самоубийцы (эфир от 09.12.2016) 
  • 16:54 – Юрий Тимченко: полковник МВД был пойман на крупной взятке 50 млн. рублей 
  • 16:52 – Битва Экстрасенсов 17 сезон, 15 серия: кто пройдет в финал шоу, смотреть онлайн 
  • 16:49 – Пикантные фото Шэрон Стоун с новым бойфрендом в трусах попали в сеть 


Особенность кыргызстанцев заключается в том, что они хранят сбережения в живности – Эркинбек Жумабаев

173.245.52.95
Особенность кыргызстанцев заключается в том, что они хранят сбережения в живности – Эркинбек Жумабаев

Сектор микрофинансирования на сегодняшний день является одним из важнейших в экономике Кыргызстана - он обеспечивает занятость более 400 тыс. человек, а это около 12 % трудоспособного населения страны. Такие данные приводит Национальный институт стратегических исследований КР в своей работе «Роль микрофинансового рынка в Кыргызской Республике. Перспективы и угрозы».


В Кыргызстане, согласно статистическим данным, функционируют более 200 микрофинансовых организаций. О том, как развивается рынок микрокредитования в стране, и о его значении для народа и для государства K-News рассказал председатель совета директоров Ассоциации микрофинансовых организаций Эркинбек Жумабаев.


Каковы основные этапы развития микрофинансирования в Кыргызстане?


С обретением государством независимости финансовые, международные организации стали заходить на рынок Кыргызстана и предлагать систему микрофинансирования. В конце 1990-х и начале 2000-х годов в стране начали инициировать отдельный закон, регулирующий деятельность микрофинансовых организаций. Люди стали пользоваться их услугами, было очевидно, что потребность в микрофинансировании на рынке есть. В 2002 году соответствующий закон был принят, что послужило началом дальнейшего этапа развития и роста. Это было обусловлено тем, что Кыргызстан сам по себе является микрофинансовым рынком, то есть размер кредитов микрофинансовых организаций соизмерим с ВВП на душу населения, другими словами, домохозяйствам в сельских и отдаленных регионах были нужны именно микрокредиты.


Как я уже говорил, до 2012 года был стремительный рост количества микрофинансовых организаций. В 2012-м Национальный банк стал усиливать надзорные функции и ужесточать условия для работы некоторых микрофинансовых организаций. Данная мера вполне объяснима – рынок нужно было очищать от недобросовестных игроков, хотя чистку и ужесточение условий вхождения на рынок микрофинансирования нужно было начинать раньше. Протестные движения, пикеты – это все началось потому, что некоторые организации начали безобразничать на рынке, стали перекредитовывать клиентов, кредитовать под существенно высокие процентные ставки.


Чистка рынка продолжалась и в 2013 году – регулятор избавлялся от тех, кто работал не по правилам. Если в 2011-м в Кыргызстане было более 450 микрофинансовых организаций, то сегодня их лишь около 230.


Вы говорите, что чистку в рядах микрофинансовых организациях нужно было начать раньше. Насколько раньше?


Раньше на несколько лет. Законодательство было хорошее, но если появляется безобразник, его нужно рубить на корню, не давать возможности подняться. Когда он пустил корни, его уже сложнее срубить.


И как сейчас контролирующие ведомства влияют на вашу деятельность?


Регулирование финансового рынка должно быть в обязательном порядке. На сегодняшний день, рынок более-менее почистили, но теперь настало время дать возможность населению получать дополнительные финансовые услуги от микрофинасовых организаций, а не только кредиты. Национальный Банк продолжает применять довольно жесткие рамки регулирования. С одной стороны, идет постоянный прессинг, направленный на снижение ставок, но с другой стороны, регулятор принимает решения, которые вынуждают организации увеличивать расходы по обслуживанию клиентов.


Как Вы можете охарактеризовать сегодняшний микрофинансовый рынок?


В регионах микрофинансовых организаций намного больше, чем коммерческих банков, а в некоторых отдаленных районах банков нет вообще. Причина кроется в том, что, у нас в стране не самая хорошая инфраструктура, не развита система телекоммуникаций. Чтобы банк работал в дальних районах страны, он должен вкладывать в развитие инфраструктуры, чтобы иметь возможность ежедневной консолидации своей финансовой отчетности. Банки должны ежедневно составлять баланс и предоставлять его в Национальный банк. Соответственно, чтобы работать в регионах, нужны немалые инвестиции, у которых, как правило, должна быть возвратность.


Особенность кыргызстанцев заключается в том, что они хранят сбережения в живности – Эркинбек Жумабаев


Банки в основном выдают кредиты под залог, тогда как микрофинансовые организации больше предпочитают беззалоговые кредиты. Поэтому их присутствие в регионах больше. Если подумать, то какой в селе может быть ликвидный залог? Его довольно непросто найти. Соответственно, какая клиентура на селе и отдаленных регионах? В основном это те люди, которые не могут предоставить залоговое обеспечение, но им тоже нужен доступ к финансовым ресурсам для удовлетворения своих нужд. Это – основополагающий момент, почему наш банковский сектор не имеет такого широкого присутствия в регионах, как микрофинансовые организации. У микрофинансовых организаций вместе с филиалами есть порядка 700 офисов по всему Кыргызстану, у банков их прядка 280. При этом и само население предпочитает микрофинансирование банковским услугам. Если посмотреть статистические данные, у микрофинансовых организаций с кредитным портфелем в 19 млрд сомов более 400 тыс. клиентов, в коммерческих банках с кредитным портфелем в 70 млрд сомов – 125-130 тыс. клиентов.


Львиную долю кредитного портфеля микрофинансовых организаций составляет сельское хозяйство (почти 42 % от кредитного портфеля), затем идет торговля (около 20 %). В структуре портфеля банков на первом месте идет торговля (35 % от кредитного портфеля), затем сельское хозяйство (20 %). То есть у банков есть своя клиентура и ниша на рынке, а у микрофинансовых организаций – своя. Сегодня необходимо расширять перечень финансовых услуг микрокредитных организаций.


Особенность кыргызстанцев заключается в том, что они хранят сбережения в живности – Эркинбек Жумабаев


А за счет каких услуг этот перечень можно расширить?


Само название «микрофинансовые организации» предполагает, что такие учреждения должны предлагать не только кредиты, но и другие финансовые услуги – в виде депозитов, денежных переводов, обслуживания счетов клиентов. По сути, получается, что сегодня микрофинансовые организации занимаются только тем, что выдают кредиты, при этом не привлекают депозиты, и в то же время испытывают большие трудности к доступу к ресурсам в национальной валюте. Если идет привлечение средств в иностранной валюте, они их должны хеджировать (хеджирование – страхование валютных рисков – прим. ред.). Банк же, привлекая депозиты в национальной валюте, сразу может размещать их в виде кредита.


Закон о микрофинансовых организациях разрешает привлекать только срочные депозиты, которые являются самыми дорогими по определению (на сегодня ставка достигает 16 %), а вот привлекать дешевые средства в виде депозитов до востребования (ставка от 0-3 %) закон не разрешает. Также микрофинансовым организациям не разрешается участие в платежной системе, то есть те люди, которые живут в сельской местности и отдаленных регионах, не могут пока использовать микрофинансовые организации для хранения своих сбережений и осуществления безналичных расчетов.


Сумма наличных денег в обращении составляет 65,6 млрд сомов. В кассах коммерческих банков находится лишь 6,3 % этих средств, остальные хранятся в небанковской системе, не работая в полной мере на экономику страны. Далее, в 96 % случаев оплата услуг у нас осуществляется наличностью, и только 4 % идет через безналичную оплату. Соответственно, сектор безналичных платежей тоже нужно развивать.


А какие именно плюсы появятся от того, что микрофинансовый сектор допустят к участию в платежной системе, разрешат привлекать депозиты с низкими ставками?


Как я уже говорил, банки в основном присутствуют в городах и райцентрах. А кто даст возможность жителям более дальних районов страны положить депозит, сделать расчет в безналичной форме? Банков ведь там нет. А микрофинансовые организации готовы, у нас есть для этого инфраструктура. Дайте нам возможность удовлетворять нужды клиентов, и мы с ней справимся. В развитых странах более 90 % денег находятся в комбанках, а у нас наоборот. Со временем население начнет вкладывать депозиты, делать переводы, открывать счета. Это все будет работать.


Когда ты предоставляешь все эти услуги – депозиты, переводы, расчетно-кассовое обслуживание, с одной стороны это доступ к финансовым услугам для удобства клиента, а с другой – они становятся каким-то источником дохода, который мог бы перекрывать расходы по кредитной части. Таким образом, кредитные ставки в микрофинансовых организациях могли бы уменьшаться.


И как к таким предложениям относятся госорганы?


Государство пока не дает таких разрешений. Но определенные подвижки в этом направлении уже появляются, то есть, мне кажется, государство начинает потихоньку созревать для того, чтобы расширить доступ к финансовым услугам населения через микрофинансирование. В любом деле есть риски, но в данном случае на это есть регулятор в лице Национального банка, который и исполняет функции надзорного органа, в том числе за рисками. А институты должны управлять возможными рисками. Мы готовы к регулированию и продолжаем диалог с Национальным банком, чтобы это регулирование было адекватным как для клиентов, так и для организаций.


В банковской системе 125 тыс. клиентов, в микрокредитных организациях – более 400 тыс. В системе Нацбанка по надзору работает ограниченное количество людей. Понятно, какие ресурсы им нужны для работы. Но не надо бояться, можно попробовать. Мы стараемся убедить регулятора, государство, правительство, что это необходимо. Потому что сама экономика, уклад жизни населения, присутствие микрофинансовых организаций в регионах подталкивает к тому, чтобы дать возможность людям пользоваться финансовыми услугами.


А так ли нуждаются жители дальних районов страны в том, чтобы держать свои средства на расчетных счетах? Денежные переводы они могут получить и в райцентрах.


Все делается для удобства населения. Им не нужно будет тратить деньги на транспортные расходы и свое время, чтобы от одного населенного пункта ехать в другой для того, чтобы сделать платеж или снять деньги.


Сумма денежных переводов в Кыргызстане составляет $2,3 млрд или занимает 32 % от ВВП страны. Из них – $1,9 млрд. (82 %) это чистый приток в Кыргызстан. В основном эти финансы идут на потребление населения, лишь мизерную их долю инвестируют. Таким образом, эти средства находятся в тени, на экономику не работают.


Есть у нас и такое, что население хранит деньги в живности (занимается животноводством – прим. ред.) – это вынужденная мера. С одной стороны, население рассматривает это как бизнес, с другой стороны, как инвестиции. Но есть риск того, что скот заболеет, его украдут, загрызут волки, а с депозитом таких рисков нет. У нас в стране депозит до 100 тыс. сомов гарантированно защищен. Заниматься животноводством нужно, но необходима диверсификация, нельзя все сбережения направлять на скот.


Из 19 млрд. сомов кредитного портфеля микрокредитных организаций 42 % направляется на сельское хозяйство. В связи с этим вопрос: каков, на ваш взгляд, уровень финансовой грамотности фермеров?


Сказать, что наши фермеры финансово безграмотны, будет неправильным. Они четко знают, как считать доходы, расходы, как делать сравнения, где лучше брать кредит. Финансовая грамотность является частью нашего кредитного процесса. Специалист объясняет клиенту, достаточно ли разницы доходов и расходов на покрытие кредита, советует, какая сумма лучше всего подойдет клиенту. Не надо человека загружать излишними средствами и дополнительными процентами.


Тем не менее, проблема финансовой грамотности существует. Все об этом говорят, но, по сути, в этом вопросе должна существовать четкая государственная программа и стратегия. Финансовая грамотность должна прививаться со школьной скамьи, ей необходимо обучать в вузах.


Хотелось бы задать еще один вопрос, который, на самом деле, волнует многих. Как человеку взять кредит и не попасть при этом в долговую яму?


Во-первых, нужно обратить внимание на то, кто является твоим кредитором. Обязательно нужно прочитать условия договора. Если что-то непонятно, то попросить специалиста дать разъяснения. По условиям законодательства, вы можете взять проект кредитного договора на срок до трех дней. Если сами его не понимаете, можете обратиться к эксперту, специалисту. Ваши права и обязанности прописаны в договоре, ничего другого кроме законодательства и условий договора потом работать не будет. Вы должны знать под чем подписываетесь.


Вопрос кредитования, доступа к финансовым ресурсам и процентные ставки – это, наверное, самые излюбленные темы любого государства – как развивающегося, так и развитого. В этой связи хотелось бы отметить, что с приходом осени в Кыргызстане активизируются различные протестные движения, агитации общественных объединений, формирование списков и обещание «золотых гор» для заемщиков. Хотелось бы, чтобы наши клиенты не подпадали под подобные агитации и обещания. Если вдруг у заемщика возникли какие-либо проблемы с обслуживанием кредита, то его всегда готов выслушать кредитор и попытаться найти пути решения. Не стоит присоединяться к подобного рода движениям и ждать, что они решат ваши проблемы. Я думаю, что у их организаторов другие интересы и цели.

173.245.52.95


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/9751-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.2439
+0.00%
73.5197
-1.59%
1.0939
+0.14%
0.2071
+0.10%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров