Авторизация
 
  • 16:36 – Виталий Козловский: Кошка не хочет ни с кем меня делить 
  • 16:31 – Барак Обама последние новости: чем займется экс - президент после ухода из Белого дома 
  • 16:31 – Биатлон мужчины Спринт 3 12 2016: результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 16:31 – Биатлон 2016 Мужчины Спринт 10 км 3 декабря 2016: результаты, смотреть онлайн 


Играли два товарища

Свои личные три четверти века и почти полвека на сцене празднует в этом году Народный артист Кыргызской Республики Анатолий Адали. Отметить двойную дату актер и режиссер-постановщик собирается на работе: в мае на сцене Государственного национального театра Русской драмы имени Чингиза Айтматова состоится премьера юбилейного спектакля «Клиническая комедия или грехи нашей молодости». Его поставит Анатолий Курбанович, на счету которого сотни спектаклей самых различных жанров.

Еще одно радостное событие произошло в его жизни – встретиться с другом юности приехал советский, узбекский и российский актер, Народный артист Узбекистана Шухрат Иргашев. Когда-то они вместе учились в Ташкентском театральном институте. Корреспонденту K-News удалось задать несколько вопросов товарищам и коллегам.
Играли два товарища

Что привело вас в профессию?

Анатолий Адали: О, это интересный случай. Мой друг перед институтом, в котором мы учились вместе, закончил театральную студию. Я же в этот момент был в армии и просто Его величество Случай привел меня сюда. Не имеющий никакого отношения ни к театру, ни к кино, я в то время заканчивал службу. Надо было как-то определяться, и тут мне попался журнал, был такой в то время, «Советский экран». И на последней странице я прочитал: «Киностудии «Узбекфильм» требуются молодые актеры». Я пел в армейском ансамбле, подумал, дай, напишу. Знаю же, что никогда не отвечают на такие письма, и вдруг через месяц-полтора приходит ответ. Я до сих пор помню текст: «Молодой человека, для того, чтобы стать актером, надо хотя бы (хотя бы!) окончить Ташкентский театральный институт». Ответили! «Узбекфильм» ответил, где миллионы писем пропадают! Случай! Я беру адрес, пишу туда. И мне приходит вызов. Знаете, в Средней Азии тогда был только один Ташкентский театральный институт. Там учились кыргызы, таджики, казахи, узбеки. Русская группа набиралась в 4 года раз. И мне снова приходит вызов! Опять случай… Там было написано, что нужно подготовить этюд, стихотворение, отрывок, пятое-десятое. Я, человек военный, не понимаю, что такое этюд. Я обращаюсь к нашему политруку:
«Товарищ полковник, объясните мне, что такое этюд». Он говорит: «Вот художники подмышкой держат что-то, это и есть этюд».
Я подумал: «Боже, там нужно уметь еще и рисовать?!» Но мне повезло. Я приехал за день до экзаменов. Если бы я приехал до этого, на меня бы посмотрели и сказали «до свидания». Но не успели со мной познакомиться. А потом – что нашел во мне педагог, я не знаю, видимо, увидел во мне глину какую-то, Что можно из меня что-то сделать, и поверил. И, слава богу, уже на протяжении почти 50 лет (через 2 года будет) мы в искусстве, здесь я получил звание Народного артиста, друг мой получил звание Народного артиста Узбекистана. Так совершенно случайно я попал в театр. 15 лет из них проработав в России, я получил приглашение во Фрунзе. Вот уже 35 лет я здесь.

Шухрат Иргашев: Я всегда шутил, хохмил по-молодости, так что для себя точно знал, что буду актером. Мне нравилось кого-то изображать, поэтому я в 1961 или 1962 году пошел в театральную студию при Дворце культуры и швейников, и там занимался года три, до поступления в институт. Хотя, когда я в школе учился, меня никто не приглашал, и я переживал по этому поводу. Отец мне все время говорил: «Ты кончай этот балаган, будешь поступать в Политехнический». Я отвечал: «Нет, я буду поступать только в театральный институт. Если вы не позволите мне поступать в театральный, я просто уйду из дома».

Со временем он изменил свое мнение?

Шухрат Иргашев: Да, потом он понял, посмотрел фильмы. Хотя они с мамой ходили на спектакли самодеятельности и в театральной студии. На моей премьере ребята посадили папу и маму в первый ряд. Обычно не сажают родственников так близко, чтобы не мешали. Так мой папа – очень деликатный человек — прикрывался вот так.
Играли два товарища

Кого вы мечтали сыграть в юности?

Анатолий Адали: Сейчас я вам скажу. Я считаю самой гениальной, самой современной пьесу Гоголя «Ревизор». Моя мечта была сыграть Хлестакова, и мне дали такую возможность. На сценической речи. Мне с натяжкой поставили 4 с минусом. Провалился просто.

Шухрат Иргашев: Никогда не мечтал сыграть кого-то. Бывало, что пробуешься на роль, какая-то нравится, но так, чтобы я мечтал – никогда не было. Вот мне понравилось некоторое: в «Красной королеве» у меня маленькая роль, но нормально. В «Человеке без прошлого», наркобарон – ну, тоже ничего. Я там даже на таджикском говорю. Я много лет снимался в «Таджикфильме», лет 10.  «Меч» — тоже хорошая картина, потом есть сериал «Демоны»…

Вы соперничали в юности?
Шухрат Иргашев: Конечно, мы же были друзья, они пришли из армии, такие взрослые уже ребята, а я был еще пацан, ташкентский пижон, усики у меня были такие небольшие, узкие брюки, В этом смысле я проигрывал, конечно.
А творческое соперничество?

Шухрат Иргашев: Нет, какое! Мы дружили, стипендию обмывали, пьянствовали. Наоборот, он всегда очень остро реагировал на какие-то мои находки. У нас не было такого. Вот у девочек некоторых бывало… Не зря же говорят, что театр – это террариум единомышленников. Там все у нас было… Сейчас потерялись. Вот года два я нашел его в интернете. 25 лет не виделись.
Играли два товарища

Вы играли вместе когда-нибудь?

Анатолий Адали: Только в институте, дипломный спектакль. Потом наши дороги разошлись. Он ушел в кино, стал известным киноактером, а я уехал в Россию, работаю в театре. Только вот по интернету мы общались. Я его вижу очень часто в кино, он, к сожалению, меня не видит.

А вы снимаетесь в кино?

Анатолий Адали: Я снимался в «Кыргызфилме», сейчас прямо несколько моих фильмов подряд вышли. Еще я снимался в «Узбекфильме», но это давно… А так я снимался на Рижской студии и «Мосфильме», например, был фильм о Тухачевском, я там сыграл офицера контрразведки.

Почему остановились на «Клинической комедии»?

Анатолий Адали: Я заметил, что у автора — у английского драматурга Рэя Куни – пьеса эта называется иначе, а Михаил Мишин, сатирик, ее перевел как «Чисто семейное дело». Название меня не очень устроило, потому что дело происходит в клинике, я ее назвал «Клиническая комедия, или Грехи нашей молодости». Там я увидел эти вещи, которые мне подсказали такое название. Я считаю, это и точнее, и вернее, и более коммерческое название, чем «Чисто семейное дело». Потому что я не просто читаю пьесы Рея Куни, которые мне безумно нравятся. Я сыграл в нескольких спектаклях, но тут увидел имя Мишина рядом с именем английского комедиографа, и заинтересовался. И не ошибся.
Актеры работают с огромным удовольствием, и думаю, зритель это примет. Не сомневаюсь. Потому что там хорошая музыка танцы, актеры — замечательные ребята. Я выбрал к своему юбилею именно эту пьесу. Там очень смешные образы, ситуации, и самое интересное, как они из этих ситуаций выплывают.
Чтобы сыграть какого-либо персонажа, актер должен быть на него похож?

Анатолий Адали: Дело в том, что Станиславский как-то сказал «Идите от себя» — часть моего существа обязательно есть, потому что я пропускаю через себя. Но там есть продолжение, которое актеры часто забывают: «Идите от себя… как можно дальше». Это посложнее. Конечно, в каждом образе есть частица актера. Поэтому мы отличаемся. Например, мы с Шухратом Ибрагимовичем сыграем Гамлета каждый по-своему, потому что другое мироощущение, мировоззрение, этим и интересна наша профессия.


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/66322-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.0900
-0.04%
73.6707
+0.49%
1.0770
-0.76%
0.2066
+2.08%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров