Авторизация
 
  • 10:44 – Любовь Аксенова: как актриса добралась до вершины своей карьеры 
  • 10:44 – Джигурда и Людмила Браташ видео: Никита выложил второй секс-ролик с кумой 
  • 10:30 – В Туве нашли обломок упавшего "Прогресса" (ФОТО) 
  • 10:30 – Роналду грозит уголовное дело за сокрытие налогов со 150 млн евро 


Атамбаев: У нас парламент иногда принимает не совсем продуманные законы, мое дело иногда чуть-чуть подправить

Атамбаев: У нас парламент иногда принимает не совсем продуманные законы, мое дело иногда чуть-чуть подправить

Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев
в ходе турне по ряду ключевых европейских государств дал интервью информационному телеканалу «Евроньюс». K-News приводит текст интервью.


Можно ли расценивать Ваш визит в Брюссель как прощальный, перед тем как в мае этого года Кыргызстан вступит в Евразийский экономический союз и прекратит сближение с Европейским Союзом?


Наоборот, я думаю, Кыргызстан, будучи в составе Евразийского союза будет двигать союз к плотному сближению с Евросоюзом, потому что мы прекрасно все знаем слова госпожи Меркель и президента Путина о том, что Европа должна быть от Лиссабона, Брюсселя до Владивостока, и конечно, я думаю, до Бишкека.


Но все-таки Бишкек решил ассоциироваться скорее с Москвой, чем с Брюсселем.


Пожалуйста, мы готовы вступить в Евросоюз, но когда 2 года назад я сказал, что мы всегда готовы подписать соглашение с Евросоюзом, мне сказали, что нет общих границ с Кыргызстаном.


Это единственная помеха?


Видимо так. У нас ведь всего одна дорога в Европу, это через Россию, Казахстан. Я думаю, что мы вместе будем двигаться в этом направлении. Тем более, в Таможенном союзе, Евразийском союзе тоже есть сторонники сближения, тот же президент Казахстана, Армения. Я думаю, мы наоборот дадим импульс для сближения.


Правозащитники критикуют Кыргызстан за то, что по российскому образцу у вас готовится закон против гей-пропаганды, о регистрации иностранных агентов. Не теряете ли вы уже достояние достижения своей демократии и свободы?


Вы немного путаете Кыргызстан с другими странами. У нас парламент рассматривает любые законы, но где-то на 15 % законов в год я как президент накладываю вето. Я имею право накладывать вето на законы, кроме финансовых, конечно, и его будет трудно преодолеть. Давайте посмотрим, пройдут ли эти законы в парламенте, в каком виде пройдут и как до меня дойдут. Это другая страна, и когда мне задают такие вопросы, это показывает, что многие мыслят по-старому. У нас в Кыргызстане президент уже не определяет повестку парламента. Парламент сам решает, какие принимать законы, и часто бывают законы, на которые приходится накладывать вето. Это говорит о том, что у нас демократическая страна и демократичный парламент, который волен обсуждать хоть что, в том числе и поездки, поведение президента.


Еще у вас обсуждается лишение русского языка статуса официального. Не произойдет ли того же, что произошло на Украине в таком случае?


Уже подобие такого закона принималось, за незнание госязыка предлагалось накладывать штрафы. Я наложил вето, его преодолеть не смогли. И больше того, когда произошла революция на Украине, мы наверно единственные из Центральной Азии поздравили их с победой. В нашем обращении мы подчеркивали, что надо особое внимание обратить на межэтнические вопросы, потому что это всегда может привести к большим проблемам. Мы же помним, что и у нас в 2010 году через несколько месяцев после нашей революции тоже были определенными силами организованы межэтнические столкновения на юге Кыргызстана, как сегодня на юге Украины. Мы об этом предупреждали украинцев. Мы, конечно, об этом четко помним.


Я еще раз напоминаю, что у нас такой парламент, который иногда принимает не совсем продуманные законы. Может быть, это и сила парламента, он сам решает что обсуждать, какой закон принимать. Мое дело иногда, когда они поддадутся эмоциям, чуть-чуть подсказать, подправить, наложить вето.


А как в Кыргызстане относятся к действиям России на Украине и присоединению Крыма?


Мы, конечно, всегда выступали за территориальную целостность любой страны. В то же время вы знаете, что ситуация в Крыме такова, что был один референдум, и, я уверен, можно провести еще десятки референдумов, и все равно 90 % Крыма будет голосовать за то, чтобы Крым был вместе с Россией. Это тоже реальность, это тоже надо учитывать. Этот конфликт надо прекращать, находить компромиссное решение и надо очень точно, детально выполнять минские договоренности без всяких поправок или изменений. Именно тогда конфликт будет урегулирован. Тем более, что никакого пути кроме мирного, конечно, же нет.


Получается, что Россия все больше становится в международной изоляции из-за этой ситуации. Не затягивает ли она Кыргызстан тоже в эту изоляцию? Не окажитесь ли вы в одном Евразийском союзе вместе с такой страной с ограниченными внешними связями?


Санкции, которыми, скажем так, наказывают Россию, очень ударяют по всему региону, в том числе по экономике Кыргызстана. Но я считаю, что будущее все-таки не за обострением конфликта между Европой и Россией, а будущее за решением этого конфликта. Должна быть все-таки единая Европа, и здесь взаимный обмен ударами приведет только к нарастанию напряженности, приведет к самому плохому. Надо выходить из этой ситуации, надо на этом не зацикливаться. И в тех же вопросах, проблемах на Украине надо все-таки смотреть детально ответственность обеих сторон, и детальное, точное исполнение обоими сторонами минских договоренностей.


Вы были одним из первых, может первым деятелем, который встретился с президентом Путиным 16 марта после его загадочного исчезновения. Как Вам показалось, настроен ли президент на противостояние с западом, Евросоюзом по этому вопросу?


Это человек, который очень любит свою страну. Может это кому-то не понравится, но мне кажется, что если Ельцин президентствовал бы еще 5-10 лет, может быть, Россия рассыпалась, распалась. Путин – это человек, который снова собрал Россию. Мы разговаривали в Петербурге больше 3 часов. Я точно убедился в том, что президенту Путину не нужна конфронтация, но при этом он хочет защитить интересы и России, и в первую очередь русскоязычного населения на Украине. Это можно понять. Так и должно быть. Права этнических групп, конечно, должны быть защищены.


На настоящий момент на что он настроен, на поиск компромисса, может уступки Западу и Евросоюзу или наоборот на ответные санкции и на более жесткое утверждение своей позиции?


Он настроен на поиск такого решения, которое устроило бы обе стороны. Мы на эту тему разговаривали. Какие-то определенные его предложения я озвучивал на встрече с президентом Франции Олландом, председателем Европарламента господином Шульцем, на встрече с господином Юнкером. И надеюсь, эти конкретные вопросы мы обсудим с канцлером Германии госпожой Меркель. Я абсолютно уверен, что Путин хотел бы, чтобы было найдено решение, которое устроит обе стороны.


Речь идет о движение к восстановлению добрых отношений с Евросоюзом


Конечно, конфронтация никому не нужна, поверьте мне. Она ничего хорошего не принесет Европе.


Происходит ли в Кыргызстане радикализация части мусульманского населения и ощущаете ли вы угрозу со стороны так называемого Исламского государства?


Конечно же, потому что какое-то время после распада Советского Союза религиозная деятельность осталась совершенно без внимания государства. Предыдущие руководители видимо были далеки от вопросов религии, не изучали или просто боялись ее. Какая-то нехорошая тенденция шла у нас, становилась мода даже на радикальный ислам. Но, слава богу, нам удалось эту тенденцию переломить. Мы очень долго работали с экспертами и смогли создать новую концепцию религиозной политики. Это уже дает первые результаты. Например, последние несколько месяцев, проезжая по городу Бишкеку, уже не вижу женщин в хиджабах, черных одеждах. Потому что в своей концепции мы говорили, что надо отличать религию и арабскую или пакистанскую культуры. Культура – это одно, ислам – это другое. И то, что у нас свой масхаб – это одно из четырех направлений, которое призывает к терпимости. В священной книге Коран написано о том, что человек не имеет права осуждать другого человека и говорить, что ему гореть а аду или быть в раю. Это решает только бог. Многое сделано в этом плане, и это, конечно, радует. Я думаю, здесь во многом повлияло и то, что мусульмане Кыргызстана увидели, что, если по-настоящему строится демократическая страна, то это залог справедливого общества со справедливыми законами, где нет неприкасаемых, где вся страна не работает на одну семью или какой-то клан. На сегодня у мусульман во всем мире, особенно в Центральной Азии, есть видения пути: или какой-то темный авторитарный, направленный на обогащение определенного клана, или проповедники, которые пропагандируют исламский халифат, говоря, что надо построить общество по справедливости. И Кыргызстан начинает показывать мусульманам региона третий путь, что можно достичь справедливости через построение светского демократического государства. Мне кажется, мы добились определенных успехов. В прошлом году лидер одной из исламских партий соседней страны сказал, что наверно мусульманам надо выбирать путь Кыргызстана. Это путь построения справедливого общества, но без всяких халифатов.


Для Евросоюза одна из главных угроз исходит от Исламского государства. Считаете ли Вы, что ваша страна может взаимодействовать в противостоянии этой угрозе?


Я уже устал говорить лидерам демократических стран о том, что когда тратятся триллионы долларов на войну в Афганистане, Ираке, Ливии или где-то еще - это силой невозможно остановить. Можно остановить, только показав пример одной демократической светской мусульманской страны. Я устал говорить, что намного дешевле помочь Кыргызстану построить светское демократическое государство. Вы знаете, конечно, мы остались без всякой реальной поддержки со стороны демократических стран.


Но все-таки какие-то плоды вашего многолетнего взаимодействия с Евросоюзом можете назвать?


Это пример самого Евросоюза, пример развитых демократических европейских стран. Мы учимся у них. Это тоже очень много. Говорят же лучше не давать рыбу, а научить ее ловить. Мы, например, очень жестко боремся с коррупцией в Кыргызстане, и хотя у нас не построены большие предприятия, только за последние 3 года мы смогли в два раза увеличить доходную часть бюджета. Мы смогли увеличить таможенные сборы в три раза только благодаря борьбе с коррупцией. И только благодаря борьбе с коррупцией, проведение честных выборов, и то, что у нас нет неприкасаемых, любой кто бы не был - родственник президента, премьера, спикера, муж чей-то или жена, это уже не спасает. То, что у нас по-настоящему строится справедливое демократическое общество, этому мы учимся у европейских стран. Хотя бы это мы берем пока. Я убедился в ходе этого визита, что теперь европейские страны, Евросоюз в целом повернутся лицом к Кыргызстану. И мы ожидаем совершенно новый этап сотрудничества с Евросоюзом.


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/21281-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.0900
-0.04%
73.6707
+0.49%
1.0770
-0.76%
0.2066
+2.08%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров