Авторизация
 
  • 22:55 – Званый ужин 05 12 2016: в гостях у девственницы Сабрины Анегловой, внедрение звезды «Дом 2», драки и скандалы 
  • 22:55 – Дом 2 свежие серии новости слухи на 6 дней раньше: Глеб Жемчугов переспал с новенькой участницей 
  • 22:35 – Меню на Новый Год 2017 что готовить - новое и интересное 
  • 22:34 – «Опасная еда»: после обеда в Макдональдс студенту пришлось обратиться за помощью к хирургам 


Аскаров: Я предупреждал власти о возможных беспорядках, но никаких мер не предприняли

Аскаров: Я предупреждал власти о возможных беспорядках, но никаких мер не предприняли

На очередном заседании по пересмотру дела правозащитника Азимжана Аскарова, он сам давал показания. Аскаров рассказал о том, что предупреждал власти о возможном конфликте, но никаких мер предпринято не было. Он отрицал свою вину в убийстве милиционера и сообщил, что его пытали во время следствия для того, чтобы выбить признательные показания.

Судебное заседание, посвященное пересмотру дела правозащитника Азимжана Аскарова, началось с показаний правозащитника.

Судья просил, чтобы участники заседания говорили на кыргызском языке для стенограммы. Но говорили на кыргызском только прокуроры, подсудимый и его адвокаты разговаривали на русском.

Аскаров заявил судьям, что будет давать показания на русском языке, потому что он говорит на кыргызском с узбекским акцентом.

Судья удовлетворил прошение стороны защиты с условием, что будет найден переводчик, который переведет показания с русского на кыргызский. Переводчика нашли, но за все заседание он не перевел ни слова за ненадобностью. Все и так понимали друг друга.

Никто не отреагировал на сообщения о возможных беспорядках

Аскаров заявил суду, что предупреждал власти заранее о возможных массовых потасовках и беспорядках.

«Я встречался с министром обороны Временного правительства, генералом Исмаилом Исаковым и рассказал о том, что происходит в Базар-Коргоне, что никто не предпринимает меры, люди строят баррикады. Он дал мне номер факса, чтобы я туда писал, если что. Больше никаких мер предпринято не было», — сказал он.

По словам Аскарова, о намечающихся событиях знали аким Базар-Коргонского района и местное отделение СНБ (сейчас ГКНБ, прим. ред.), но также не предприняли никаких мер.

Аким на предыдущих заседания суда отрицал тот факт, что Аскаров предупреждал его о возможных конфликтах.

Пытки

Аскаров, как и на предыдущих заседаниях, отрицал свою виновность в убийстве милиционера Мыктыбека Сулайманова. По словам Аскарова, в момент убийства он находился дома.

Правозащитник считает, что показания против него дают те люди, деятельность которых он освещал в своей правозащитной газете «Воздух». По его словам, он писал много разоблачительных статей о милиционерах, которые применяли пытки.

Аскаров подробно рассказал о том, как его пытали во время следствия, пытаясь выбить признательные показания. Он сказал, что адвоката ему предоставили только перед судом.

«Один милиционер, топтал руку и говорил: «Я из-за твоей статьи шесть месяцев без работы сидел». Другой милиционер сказал: «Приведите его жену и дочку, изнасилуйте у него на глазах, он на все согласится». Одна группа пошла ко мне домой. Но пришли с пустыми руками. Если бы они их привели, я не знаю, что делал бы. Спасибо друзьям. По факту мне сломали четыре ребра», — сказал он.

Также, по словам правозащитника, ему отбили почки, поэтому после того, как он выпьет жидкость, ему сразу нужно идти в туалет и чуть не выбили глаз.

Допрос прокурора

Прокурор задавал уточняющие вопросы и придирался к ответам. Когда Аскаров пытался на них ответить, он говорил, «все понятно» и постоянно прерывал правозащитника.

Прокурор все время интересовался, почему правозащитник раньше не жаловался на пытки со стороны правоохранительных органов.

«Вы собственноручно писали, что у вас нет никаких претензий к прокуратуре и другим представителям правоохранительных органов», — сказал он.

Когда Аскаров пытался ответить на вопрос, прокурор перебивал его и требовал «говорить по существу».

«Находясь в их руках, в железной клетке, вы будете говорить все, что они говорят», — все же ответил Аскаров.

Сторона защиты в конце заседание ходатайствовала о том, чтобы в суде опросили бывшего министра обороны Временного правительства Исмаила Исакова, Кубатбека Байболова, который занимал должность генерального прокурора в 2010 году, Турсунбека Акуна, который тогда был омбудсменом и правозащитницу Назгуль Турдубекову.

Прокуроры выступили против, потому что, по их мнению, эти люди не имеют отношения к делу Аскарова.

Несмотря на позицию обвинения, суд удовлетворил прошение стороны защиты.

Предыдущие заседания

Суд уже провел шесть заседаний по пересмотру дела Азимжана Аскарова.

На первом заседании суд заслушал показания жены убитого милиционера Мыктыбека Сулайманова и свидетелей-милиционеров. Трое из шести свидетелей сказали, что не помнят, был ли Аскаров на мосту, когда погиб Сулайманов.

Остальные три милиционера сказали, что видели Аскарова среди протестующих, но не смогли описать, как он выглядел и, что делал в тот день. Они сказали, что он призывал «убивать кыргызов», но точно не смогли рассказать, как это происходило, потому что находились на расстоянии — от 30 до 150 метров.

Аскаров заявил, что показания милиционеров являются ложью. По его словам, во время своей правозащитной деятельности он расследовал их нарушения и против одного из свидетелей-милиционеров было возбуждено дело.

На втором заседании суд заслушал показания шестерых свидетелей — акима Базар-Коргона, прокурора Базар-Коргона, начальника Базар-Коргонского районного отдела Службы национальной безопасности и двух сотрудников СНБ. Также показания дал сокамерник, сидевший с Аскаровым в ИВС после задержания последнего.

Прокурор сказал, что не был на мосту, поэтому не видел Аскарова. Он в своих показаниях опроверг применение пыток в отношении правозащитника.

Аким и представители СНБ сказали, что видели Аскарова на мосту, но не смогли детально рассказать, что он конкретно там делал. Сокамерник Аскарова сказал суду, что избил в камере Аскарова.

Аскаров сказал, что показания о том, что он был на мосту являются ложью.

На третьем заседании суд заслушал показания двух свидетелей со стороны обвинения — Джамили Туражановой, которая занимала пост заместителя прокурора Базар-Коргонского района в 2010 году, и Орозбека Бердибаева, занимавшего должность заместителя прокурора Джалал-Абадской области.

Туражанова рассказала о том, как было обнаружено тело Сулайманова, и как проходило задержание и допрос Азимжана Аскарова.

Сторона защиты пыталась установить, когда именно был взят под стражу Аскаров, чтобы доказать, что были нарушены его права — ему вовремя не предоставили адвоката.

Аскаров также указывал на то, что его пытали, но свидетели со стороны защиты опровергли его слова.

На четвертом заседании были допрошены осужденные вместе с Аскаровым заключенные, которые заявили суду, что «боятся давать показания» из-за угрозы их жизни. Они также пожаловались на пытки со стороны правоохранительных органов.

Все свидетели сказали, что не были в день беспорядков на мосту, где происходили беспорядки, и не видели там Аскарова.

На пятом заседании все свидетели со стороны защиты — соседи и родственница Аскарова — говорили, что «видели его возле дома» во время столкновения жителей на мосту и убийства милиционера. Они не хотели давать показания в 2010 году, потому что на них «оказывали давление».

На шестом заседании суд опросил двух представителей правоохранительных органов и правозащитницу Азизу Абдирасулову. Руководитель следственной группы по делу Аскарова сказал, что пытки не применялись и «все было по закону», правозащитница настаивала на том, что Аскарова пытали.

Кто такой Аскаров?

Азимжан Аскаров — этнический узбек, правозащитник, проживающий на юге Кыргызстана. Он стал известен благодаря своим публикациям, посвященным пыткам со стороны милиции. На протяжении 15 лет он возглавлял правозащитную организацию «Воздух».

Аскарова задержали 15 июня 2010 года во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана. Правоохранительные органы заявили, что он был одним из организаторов перекрытия дороги Бишкек-Ош, во время которого были избиты милиционеры, а один из сотрудников был сожжен.

Базар-Коргонский суд обвинил Аскарова в «организации массовых беспорядков», «разжигании межнациональной розни» и «соучастии в убийстве». Суд приговорил его в конце 2010 года к пожизненному заключению, но сам Аскаров не признал своей вины. Вместе с ним были осуждены еще восемь человек.

Защита Аскарова неоднократно заявляла, что обвинения в адрес правозащитника «необоснованные». Свидетели утверждали, что Аскаров не присутствовал на месте событий.

После решения суда адвокат правозащитника Валерьян Вахитов заявил, что расследование по делу велось с грубыми нарушениями процессуальных норм. По его словам, обыск дома правозащитника осуществлялся без присутствия хозяев, а доказательства к делу были «неубедительными».

Независимые эксперты заявили, что правозащитник подвергался пыткам, и обвинили власти Кыргызстана в том, что они не реагировали на его жалобы. Они также установили, что во время следствия были нарушены процессуальные нормы, которые не дали возможность Аскарову обеспечить свою защиту.

108.162.219.83


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/154705-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.1170
+0.04%
73.5301
-0.19%
1.0812
+0.39%
0.2067
+0.05%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров