Авторизация
 
  • 04:41 – Живодерки из Хабаровска: Алина Орлова и Алена Савченко прошли проверку на вменяемость, подробности 
  • 04:20 – ДТП Орск: транспортное происшествие не обошлось без жертв и смертей 
  • 04:19 – Псковские школьники «ВК»: в социальной сети подростки часто устраивали ссоры 
  • 04:08 – LIVE: Выборы в местные кенеши и референдум по поправкам в Конституцию 


Ассоциация агробизнесменов: Аграрные страны – это бедные страны

173.245.52.124
Ассоциация агробизнесменов: Аграрные страны – это бедные страны

В Кыргызстане сельское хозяйство принято считать одним из основных и приоритетных видов экономической деятельности. Но так ли это на самом деле? Насколько государство поддерживает развитие аграрной отрасли, можем ли мы рассчитывать на то, что республика рано или поздно поднимется, благодаря развитию сельского хозяйства, чего не хватает отечественным крестьянам для того, чтобы разбогатеть, и как одним законом под корень подкосить развитие целой отрасли – обо всем этом журналисты побеседовали с исполнительным директором Ассоциации агробизнесменов Кыргызстана «Жер Азыгы», координатором Национального альянса бизнес-ассоциаций КР по южному региону Азизой Юлдашевой.


Азиза Узгеновна, каковы глобальные проблемы нашего сельского хозяйства? Чего сегодня фермеры ждут от государства?


Если спросить самих фермеров, то они ждут от государства очень многого. Они хотят, чтобы их всем обеспечивали, чтобы им и семена дали, и низкопроцентные кредиты, чтобы у них продукцию купили и увезли. Это в идеале. Но реалии, понятно, совершенно не такие.


До сих пор сельское хозяйство юга развивалось очень хаотично. Рынка сбыта как такового не было. Сегодня выход на российский рынок, которым так нас привлекают, возможен, но лишь в одном случае – в случае объединения фермеров. Потому что только объединяясь наши производители смогут выращивать тот объем однородной продукции, который можно сбывать в России. И вот тут нужны лидеры, те лидеры, которые возьмут ответственность за объединения.


В 90-х годах в Кыргызстане начался процесс создания кооперативов – этим занималась немецкая организация GIZ (один из доноров Кыргызстана – Германское общество по международному сотрудничеству – прим. ред.). Но в 2004 году государство под корень подбило это процесс. Кыргызстан должен был очень большие деньги Парижскому клубу, и на тот момент пришло время долги возвращать, ну, или списывать. И тогда заговорили о том, что у нас слишком много дано льгот сельскому хозяйству. Оно так и было – сельское хозяйство имело огромные льготы, не уплачивая никаких налогов, кроме налога на землю. И в 2004 году правительство издало постановление, которое обязывало аграриев платить налог, если производство превышает определенную сумму. Как только ввели этот порог, хозяйства начали разбегаться, и даже семья – сын с отцом – делили землю, чтобы не платить налоги. Позже, после списания государственных долгов, это постановление отменили, но дело уже было сделано.


А сегодня власти могут вернуть доверие крестьян? Я, например, уже не в первый раз слышу о том, что единственный путь к развитию сельхозотрасли – объединение.


Я думаю, рано или поздно мы придем к этому. Эволюционным путем. Но сейчас гораздо лучше будет, если бизнес начнет вкладывать деньги в развитие логистических центров, куда фермеры будут свою продукцию просто сбывать. А склады, накапливая нужный объем, уже будут его поставлять на рынки. Понятно, что мечта каждого фермера – самому куда-то поехать и торговать. Но эта мечта не реалистична. Ну что, каждый мелкий фермер будет бегать и продавать? Каждый должен заниматься своим делом: есть люди, которые должны выращивать, есть люди, которые должны продавать.


Создание логистических центров и станет тем стимулом, который мелких фермеров объединит. Нужны объемы, а для объема аграриям надо действовать по схеме «одно село – один продукт» и выращивать при этом именно то, что лучше всего получается выращивать в том или ином регионе.


Наше государство, как ни странно, все время собирает цифры по пшенице и поддерживает только ее производство. Но сколько можно заставлять фермеров сажать эту пшеницу? На самом деле, на юге, например, она вообще не рентабельна. Тем более, мы не выращиваем хорошие сорта зерна. Но правительство считает, что это очень важный продукт, продовольственная безопасность. И фермеры так и продолжают сажать пшеницу, хоть чуть-чуть.


Если не пшеница, то что? Что выгодно растить на юге?


Нам гораздо выгодней вырастить фрукты, овощи, их хорошо продать, и на эти деньги купить уже пшеницу. Мы рассматривали экспортный потенциал юга. Наши конкурентные продукты - это яблоки, абрикосы, сухофрукты. Да и свежие фрукты, выращиваемые в Баткенской области, хорошо уходят. Также у нас есть мед горный, с разнотравья – у него есть потенциал. Ну, хлопок, это однозначно. Но на хлопок постоянно закупочные цены влияют, и фермеры ищут альтернативу, а потому, возможно, они будут переходить на овощи и фрукты.


На производство всегда влияет, кстати, закрытие границы. Раньше мы очень много фруктов завозили из Узбекистана, они нас снабжали и в зимнее время. Сейчас же из-за закрытия границ этих поставок очень мало. Но как только рынок освобождается, появляется ниша, которую надо заполнить, а потому фрукты и овощи начали производить наши фермеры. Араванский район, к примеру, прекрасно выращивает сейчас ранние овощи – огурцы, помидоры, ранний картофель. И они на этом очень хорошо зарабатывают. Вообще, в сельском хозяйстве выгодно поставлять продукцию на рынок вне сезона – это прибыльно. А для этого нужно либо выращивать очень ранние сорта, либо выращивать и хранить. То есть мы вновь возвращаемся к теме хранилищ.


Два таких логистических центра в Кыргызстане – в Бишкеке и Оше – собирается строить Россия. К нам приезжали представители посольства РФ и сообщили о создании у себя центров, которые будут собирать информацию о том, что мы в Кыргызстане выращиваем, и предоставлять информацию, какие районы России готовы нашу продукцию приобретать. Конечно, мы не поедем в Москву, давно испытанный нами рынок сбыта, где мы всегда торговали и будем торговать, – это Сибирь. Отправка товаров будет происходить через упомянутые хранилища, куда фермеры будут свозить продукцию. В принципе, выгоднее строить такие логистические центры в самих регионах, а не только в крупных городах – но тут возникает проблема с электроэнергией. Для того, чтобы охлаждать или согревать воздух в хранилищах, нужно электричество, а вопрос нестабильности с электричеством может затянуться.


К слову, искать рынки сбыта для аграриев, - задача Министерства сельского хозяйства. Но это – в теории. На практике же Минсельхоз работает больше как статисты – собирают информацию, что ты посадил, сколько вырастил.


А сейчас производители ориентируются на Россию в основном?


Да, но мы производим и для внутреннего рынка. С присоединением к Таможенному союзу у нас подорожают продукты, которые идут из Китая. Это – еще один фактор, который может дать толчок к развитию местного производства. И я думаю, что это действительно станет толчком к развитию.


Вы говорите, что мы можем сами обеспечить собственный рынок. Но мне непонятно, почему сегодня я покупаю наши иссыккульские яблоки за 80 сомов, а рядом стоят китайские, которые я могу купить за 60 сомов.


Сейчас, в свете вступления в Таможенный союз, фермеры надеются, что цены будут заоблачными. Они так и говорят: «Вот дорого будет, тогда и будем продавать». Все хотят заработать. Но на самом деле, условия диктует рынок, а наши не всегда ориентируются на рыночную стоимость, почему они из рынка и выпадают. Это одна из причин дороговизны. Другая причина – высокая себестоимость. На юге я замечала, что аграрии используют очень много наемной рабочей силы. В той же Европе фермеры работают сами, потому что всячески пытаются сократить свои расходы. А у нас, когда граница с Узбекистаном была открыта, вдоль границы стояли люди, которых наши нанимали на сбор хлопка. Фермеры потом говорили, что себестоимость продукции выходит очень высокая, но время их учит, и они учатся считать. Третья причина: сельское производство рентабельно, когда оно высокоурожайно, тогда и цены ниже. А наши не так много вырастят, а заработать хотят очень много. Ну и плюс фермеры считают, что у нас экологически чистая продукция, хотя это тоже недоказуемо – теми же ядохимикатами они обрабатывают и довольно бесконтрольно. Ну, все равно рынок будет регулировать.


Азиза Узгеновна, подытоживая, вот Вы как считаете, есть ли у Кыргызстана будущее, как у сельскохозяйственной страны?


Любая страна, которая является аграрной, - это бедная страна. В том же Израиле, куда я ездила учиться, они показали, как ежедневно грузятся целые самолеты роз, целые самолеты фруктов, которые отправляются в Европу и сбываются по очень хорошим ценам. И когда я спросила, какую долю от ВВП у них занимает сельское хозяйство, то услышала в ответ, что это всего лишь 7 %. А выживают они, оказывается, за счет обработки алмазов.


Да, раз уж более 60 % населения Кыргызстана заняты сельским хозяйством, у государства должна быть стратегия и политика, поддерживающая аграриев. Но каждое государство должно искать пути развития за счет наиболее выгодных отраслей. И в нашей стране это должна быть энергетика и горная промышленность, потому что именно они могут дать толчок экономике.

173.245.52.124


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/10271-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.2439
+0.00%
73.5197
-1.59%
1.0939
+0.14%
0.2071
+0.10%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров