Авторизация
 
  • 08:48 – Регина Тодоренко показала, как выглядит счастье (фото) 
  • 08:48 – Надя Дорофеева знает, что оголять перед камерой (фото) 
  • 08:43 – Фигурное катание 2016-2017: результат Гран-при, короткая программа, видео 
  • 08:43 – Украина 9 декабря, новости сегодня: обзор событий в стране, главные новости Украины на сегодня, 09.12.2016 


Как офицер из Питера от сомалийских пиратов отбивался

173.245.52.91
Сомалийцы держали в страхе Аденский залив более пяти лет. Петербуржец Николай Прокудин — один из тех, кто охраняет моряков от налетчиков. С автоматом он сопровождает торговые суда в опасном районе.

До пиратской эпопеи петербуржец Николай Прокудин успел отличиться в Афгане и в литературе. Кадровый военный, два года (с 1985-го по 1987-й) он провел на афганской войне. Был замполитом роты и батальона. Участвовал в 42 боевых операциях. Получил два ордена Красной Звезды и несколько медалей.

— Всегда был исключительно сухопутным, — смеется он. — Только один раз, когда наши войска выводили из Германии, довелось поплавать на пароме — эшелоны с боеприпасами вывозили морем.

Выйдя на пенсию в 1998-м, Прокудин стал писать книги, благо сюжетов у него накопилось — хоть отбавляй, и про Афган, и про Германию. Потом еще и для детей начал писать.

— А в 2008-м один ветеран-афганец предложил мне новую работу — охранять суда от пиратов. Те как раз начали свирепствовать — нападать на танкеры, балкеры, рыболовецкие суда. За год пираты захватывали по 40–50 кораблей, — рассказывает Прокудин. — Попался им и наш буксир «Свитцер Корсаков». Его тогда выкупили за 700 тысяч долларов. Это еще дешево — пираты по началу не много просили. Потом подняли цены до 10–12 миллионов долларов и в плен брали суда все крупнее и крупнее.

Для защиты от сомалийцев была сформирована международная миссия, в которую входили военные корабли НАТО, Индии, России, Китая, других государств. Они сопровождали караваны гражданских судов. Но за сутки через Баб-эль-Мандебский пролив (между Красным морем и Аденским заливом. — Прим. ред.) проходит до 200 судов. К каждому охрану не приставишь. Конвои не справлялись — пираты все равно нападали. И потому капитаны стали нанимать охрану — обычно группа секьюрити в 2–3 человека. Вот таким охранником мне и предложили поработать. И я согласился.

Месть за вождя племени

— Первый рейс у меня был в 2011 году. С тех пор я прошел уже 130 тысяч морских миль — это как 6 раз вокруг света, — подсчитал Прокудин.

Лодки с пиратами встречались ему практически в каждом плавании. Но в бой с ними, к счастью, вступать не доводилось. Чаще всего одного присутствия вооруженной охраны и нескольких предупредительных выстрелов было достаточно, чтобы «джентльмены удачи» развернули свои лодки.

— Когда это все только начиналось, международный центр по борьбе с пиратством выпустил рекомендации: мол, не советуем брать на борт частную охрану, а если уж берете, то без оружия. Но это же смешно! Кому нужна такая охрана? — рассуждает Николай. — Был такой случай — греческий танкер захватили. На нем действительно был безоружный офицер охраны, его вместе со всем экипажем в плен и взяли — в трюме закрыли.

У обычных судов, конечно, имелись свои средства защиты: по борту пускали колючую проволоку, провода под напряжением, водометы-брандспойты. А еще рекомендовали кидать болты-гайки по лодкам захватчиков. Но это мало помогало от пиратов с автоматами и гранатометами. Поэтому с 2010-го судоходные компании и стали брать охрану. Сразу оговорюсь — оружие я с собой не вожу.

Его выдают уже на борту — это забота охранной фирмы. Задача секьюрити — нести вахту в опасных местах и при необходимости стрелять. Но только капитан решает — дать предупредительный выстрел или вести огонь на поражение. Как-то немецкие охранники начали реальную перестрелку, вели огонь по лодке сомалийцев и убили главаря — вождя племени.

Пираты очень разозлились. Силы были неравны. У охраны винтовки «бенелли» — не очень дальнобойные. А нападавшие все с «калашниковыми» и РПГ. И пираты просто обстреливали судно с безопасного расстояния. Целый день, пока у них патроны не кончились. Тогда был убит один из охранников и серьезно ранен второй.

Голодный рейс

В основном Николай Прокудин сопровождал российские суда. Но доводилось походить и на иностранных.

— Никогда не забуду китайцев. Самый голодный был рейс. Вся эта китайская кухня, которую мы пробуем в наших ресторанах, она для туристов-иностранцев — китайцы такое не едят, — рассказывает Николай. — Весь рейс экипаж питался обычным рисом — на завтрак, обед и ужин. И они были очень счастливы.

Наш старший в группе охраны, англичанин, ругался с капитаном, просил нормальной еды. А тот в ответ: «Что вам не нравится? Смотрите, как много риса». Ночью у них было доппитание. Я думал, что-то вкусное наконец. Но они «доширак» начали варить. Капитан звал: «Николай, давай с нами». Нет уж, спасибо. А те уплетали за обе щеки.

Чаще всего путешествия Николая длились по две недели. Миновав опасный участок, суда высаживали охрану на берег или передавали с борта на борт.

— Довелось, например, в шторм перебираться с катера на наш краболов. Высота волн — 2–3 метра. Оба судна маленькие — болтает. Сошлись бортами. Кое-как перепрыгнули с палубы на палубу.

Спрашиваем у экипажа: «А вы сами-то как, так же каждый раз прыгаете?» Они говорят: «Нет, у нас есть кран и корзина. Мы в этой корзине пересаживаемся». — «А чего ж вы нас так?» — «Вы ж спецназ. Мы посмотреть хотели». Сейчас смешно, а мой товарищ тогда колени разбил в кровь, — вспоминает Николай. — Зато когда удавалось уйти в долгий рейс, то там хорошо — вахту отстоял и отдыхай. Когда сопровождал наш плавучий экскаватор, мы в Индийском океане остановились и купались. Плывешь, а под тобой пять с половиной километров воды! В голову пришла мысль: тонуть целый час. Но главное в походе было то, что можно закрыться в каюте и в тишине работать — писать книги никто не мешал. Не то, что дома, где жена, дети, какие-то встречи, выступления. Я вот уже месяц как вернулся из последнего плавания и еще ни строчки не написал.

В 2008–2012 годах сомалийцы нападали на суда каждый день: в среднем из 10 попыток захвата одна была удачной. Как только судовладельцы начали платить выкупы, пиратство превратилось в выгодный бизнес. В государстве, где около 30 лет идет гражданская война, это была редкая возможность заработать — сорвать куш и сразу купить себе дом, машину, жену. В пираты шла молодежь с 16–18 лет. Учитывая, что оружие в тех краях есть почти в каждой семье и дети с малых лет умеют с ним обращаться, уже подростки — настоящие бойцы.

— Я возвращался после рейса и в Суэце встретился с моряком — механиком. Он рассказывал, что жил в каюте, в которой были две дырки — входное и выходное отверстие от выстрела из гранатомета, снаряд пролетел насквозь. А всего по надстройке было сделано 12 выстрелов. Но капитан судно не остановил. Они маневрировали, включили водометы, охраны не было. В итоге все-таки чудом удалось уйти, — объясняет Прокудин.

По словам Николая, пираты редко кого-то убивали специально. Моряки гибли от шальных пуль, от осколков снарядов. Но еще чаще они умирали в плену от болезней и голода.

— Однажды пираты казнили корейского моряка. Это было сделано в отместку за жестокость, с которой корейские военные освобождали другое судно от пиратов. В отместку могли ухудшить условия содержания — держать впроголодь в тесном помещении на жаре, — говорит Николай. — Так было и с моряками-индусами. После того, как морпехи отбили захваченный танкер «Московский университет», нам тоже грозили, что с пленниками больше не станут церемониться. В тот раз экипаж сумел закрыться в машинном отделении и вызвать подмогу. Выручать пришел противолодочный корабль «Маршал Шапошников». Молодые бойцы кидали гранаты, стреляли — в общем, дорвались до реального дела. Но главное — всех спасли.

Исчезающий вид

В 2012-м активность пиратов пошла на спад. За последние четыре года им не удалось захватить ни одного судна. Это результат комплексной борьбы. Международная миссия продолжает конвоировать корабли. Отставные военные из ЮАР провели зачистку сомалийского побережья. Кого-то подавили силой, с другими удалось договориться. Не дремлет и судовая охрана. Несмотря на то, что реальных захватов давно не было, вооруженные специалисты продолжают сопровождать торговый флот. Вот и Николай Прокудин рассчитывает еще не раз сходить в Аденский залив.

— Я часто встречаюсь со школьниками, рассказываю им про мои книги, про войну, теперь и про пиратов. Недавно был в одной библиотеке. Смотрю, а там целая полка «Пираты», — удивляется Прокудин. — Библиотекарь говорит, что детям это нравится, Джек Воробей, романтика… Какая романтика, это же бандиты! Из-за них гибнут люди и мировая экономика потеряла миллиарды долларов. Половина этой суммы ушла на выкупы. И хорошо, что теперь их прижали. К счастью, в наши дни пираты — исчезающий вид.

За пять лет — с 2008-го по 2012-й — сомалийцы захватили около 160 судов, при этом погибло более ста человек.

Елена Михина

Источник173.245.52.91


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/121057-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.2455
+0.09%
74.7055
+0.67%
1.0924
+0.91%
0.2069
+0.53%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров