Авторизация
 
  • 11:08 – Место встречи последний выпуск (08122016) смотреть онлайн 
  • 11:01 – Мужское / женское на Первом выпуск 08.12.2016 смотреть онлайн 
  • 11:01 – Прямой эфир выпуск (08.12.2016) Россия1 смотреть онлайн 
  • 11:01 – Наедине со всеми последний выпуск 08 12 2016 смотреть онлайн 


Будут ли теракты в России?

Будут ли теракты в России?


Россияне сильно опасаются терактов, но уверены, что государство в состоянии их защитить. Согласно опросу ВЦИОМ, 72% респондентов на фоне террористической волны в Европе испытывают тревогу, что они или их близкие тоже могут стать жертвами теракта в своей стране (причем 29% из них этого «очень боятся»). Вместе с тем 66% респондентов верят, что российские власти смогут защитить население от новых террористических актов. Обоснована ли такая уверенность?

По сравнению с Европой для международного терроризма Россия является территорией со сложной, глубоко эшелонированной многоуровневой обороной. Причём состоит она из элементов, которые для нас кажутся совершенно обыденными, привычными с рождения атрибутами жизни. Эти вещи отличают нас от стран Запада, но мы не всегда представляем себе роль, которую они играют в обеспечении нашей безопасности.

Насколько справедливы опасения и ожидания россиян? В чём мы лучше европейцев защищены от террора? И почему современную Россию нельзя опрокинуть в кровавый хаос?

Регистрация

Первое «секретное оружие» – это регистрация, наследник института прописки советских времён. И это не юмор и не кремлёвская пропаганда. По сравнению с тем, как легко перемещаются люди в Европе, не ставя власти в известность, наша система даёт огромное преимущество правоохранительным органам в их деятельности.

Сколько действий в нашей стране требует предъявления паспорта? Его спросят в банке, его спросят в поезде и даже междугороднем автобусе. Хочешь купить интернет? Предъяви провайдеру паспорт. Хочешь подключить телевидение? Паспорт. Пойдёшь к врачу – нужен полис, где опять же все твои данные. Мы этого не замечаем, не задумываемся, когда достаём свои документы. Мы без проблем получаем любые услуги, предъявляя удостоверение личности, но с проблемами сразу же столкнётся нелегал, у которого с этим не всё в порядке. Он будет отрезан от огромного сектора жизни. Да, можно подделать документы, но стоит помнить, что многие изготовители фальшивых документов являются осведомителями правоохранительных органов. Можно не высовывая носа сидеть на квартире у «брата по вере», но соседи всё равно заметят нового квартиранта, пойдут разговоры.

Фактически жизнь в России устроена таким образом, что нельзя появиться из ниоткуда, вести деятельность и уйти в никуда, не оставив следов. Даже в крупных городах вновь прибывший быстро привлечёт внимание, а уж в небольших районах, в деревеньках – там вообще всех поимённо знают.

Российские правоохранительные органы очень чутко настроены ко всем заезжим, они знают примерный профиль лиц, которыми следует заинтересоваться вплотную, и очень быстро проявляют этот интерес. В городах и районах есть не только полиция, но и отделения ФСБ. У них есть своя агентура. Всё это работает и довольно чутко улавливает появление подозрительных чужаков. Так что при всей внешней сонности и рутинности российской жизни попасть в поле зрения органов правопорядка можно очень быстро, если у тебя что-то не в порядке с документами и вызывает сомнения история твоего появления на новом месте.

Является ли это полной защитой? Разумеется, нет. Полной защиты вообще не бывает, тем более что живём не в «закрытых городах», не в «почтовых ящиках», как было в советское время. Конечно, можно обойти эту систему, как и любую другую. Но несмотря на это, свою работу она выполняет на «отлично», потому что хоть и не 100% подозрительных и опасных лиц, но очень многих, гораздо больше, чем упоминается в СМИ, эта сеть успешно ловит. То, что для законопослушного обывателя является небольшой бюрократической заминкой с бумажками, для многих преступников или замышляющих преступление становится камерой предварительного заключения и началом следствия.

Ислам

Второе наше «секретное оружие» – это ислам. Нет, здесь снова нет и тени юмора или сарказма. Просто в России, в отличие от Европы, есть свой родной, традиционный ислам: устоявшиеся мусульманские общины со своим укладом, связями и иерархией. Если россиянин верит в Аллаха, ему не обязательно для этого посещать полуподпольные мечети, где заезжие проповедники будут вербовать террористов.

Неоднократно приходилось подчёркивать, какое значение имеет то, что российский президент поздравляет с религиозными праздниками не только православных, но и представителей всех традиционных наших конфессий: ислама, иудаизма, буддизма. Россия последние несколько лет последовательно оказывает поддержку традиционному исламу. Наконец-то открываются университеты, где готовят имамов российские специалисты, а не как раньше – в салафитской Саудовской Аравии или той же Турции. Чему их обучали там – это мы уже вкусили по полной программе и добавки не хотим. Постройка мечетей и подготовка служителей мусульманской веры – то, что отличает нас от Европы, где только в Германии недавно спохватились в этом деле, осознав размеры турецкой диаспоры.

Пусть старые и новые мечети стоят на виду в России и пусть молитвы в них будут открытыми – тем меньше народу будет расползаться по тайным проповедникам и слушать тот яд, который им льют в уши.

Немаловажно, что в мусульманских общинах очень сильны семейные связи и старшие всегда следят за младшими. Они обязательно заметят, если вдруг молодой человек перестал ходить в мечеть, перестал посещать молитвы, а вместо этого пропадает и молится неизвестно где и выслушивает неизвестно какие проповеди. Почти никто не хочет увидеть своего сына среди террористов, тем более смертников. Так что механизмы наставления на путь истинный заработают очень быстро, благо уважение к старшим – не последняя вещь в исламе. В крайнем случае прознают и сообщат куда надо о новом проповеднике-вербовщике, который смущает души местных мусульман. Свои, местные, для них всегда будут важнее заезжих.

Даёт ли это 100% защиту? Разумеется, тоже нет. Но, опять же, свою работу выполняет: очень многие бойкие говоруны и сами не замечают, как оказываются в нежных объятиях ФСБ, а местная мусульманская община даже и вида не подаст, что что-то случилось. И не узнает никто, каким образом прошла информация, кто, кому и по какой цепочке передал. Наши правоохранительные органы, слава богу, не один десяток лет живут в Поволжье и на Кавказе, знают и умеют работать с местным мусульманским населением.

Дом террориста — его могила

Есть и «отечественные лекарства» против особо буйных, которые всё же не желают слушать голос разума и старших и гордо уходят в леса воевать «за веру». Для них в России предусмотрены такие правила войны, которые благочинная Европа сочла бы для себя слишком недемократичными.

К примеру, согласно российскому законодательству, тела уничтоженных террористов не выдаются родственникам – ритуал и место их погребения остаётся втайне. Для мусульман это весьма мучительная форма неизвестности: а вдруг похоронят не по нормам ислама? Да и родителей жалко. Но многих потенциальных террористов это останавливает, хотя, конечно, не всех.

К тому же закон не обязывает щадить жилище, в котором скрываются обнаруженные террористы, и не предписывает полицейским рисковать жизнями при зачистке, чтобы взять живьём.

Если сопротивление приобретает затруднительный характер, то могут просто подогнать танк и шарахнуть из него по дому. А уж после этого выяснять, кто там остался в живых. Или «бюджетный вариант» – обстрелять из гранатомёта.

Помимо этого, обнаруженные СВУ (самодельное взрывное устройство) предписывается по возможности взрывать на месте, а не пытаться их извлечь. Так как в результате дом может превратиться в руины, многие террористы уже не рискуют использовать родительский кров, да и прочие жители тоже не горят желанием остаться без жилища, пустив под свою крышу боевиков.

С точки зрения Европы, такие законы и методы жутко недемократичны. Зато в России они позволяют остановить потенциальных террористов ещё до начала «карьеры», а кто всё-таки начинает – тех брать с минимальными потерями.

Гастарбайтеры: жёсткий контроль без визового режима

Хоть российская система работы с гастарбайтерами далеко не идеальна, с ней не сравнить полное отсутствие учёта и контроля за мигрантами в Европе. Спасибо следует сказать Константину Ромодановскому, последнему руководителю Федеральной миграционной службы (сейчас расформирована, а функции переданы МВД). Именно он начал гигантскую работу по наведению порядка в этой сфере и успел сделать немало полезного.

Во-первых, в России создали единую базу всех приезжих с полным указанием паспортных данных и ведением записей о визитах и поведении на территории России. Так что теперь набедокуривший гастарбайтер ещё может успеть сбежать на родину, но снова в Россию вернуться для него уже нереально: даже при безвизовом режиме информация о старых грехах тут же всплывает и человека либо выдворяют из страны, либо сажают и заводят дело в зависимости от числящихся за ним грехов.

Во-вторых, принят важный закон, по которому приезжий может проживать только в том же регионе, где зарегистрирован.

Это сильно упростило жизнь органам правопорядка, особенно с учётом уже описанной системы регистрации, потому что остановило расползание по стране мигрантов, когда они регистрировались в какой-нибудь деревеньке в Сибири, а ехали жить и работать потом в ЦФО. К тому же неприятности при нарушении режима регистрации отныне грозят не только приезжему, но и хозяину жилья, который его ему предоставил. Если у вас в квартире живут люди, нарушившие режим регистрации, то не только им, но и вам грозит очень неприятный разговор с полицией, а при повторении – довольно крупные штрафы и возбуждение административного дела. К тому же недавно было, наконец, покончено с «резиновыми квартирами».

Но главное – это введение системы патентов для трудоустройства приезжих. Налоговый учёт – вещь серьёзная, он уже требует, чтобы все документы были в полном порядке. Так что помимо пополнения государственной казны за счёт поступления более-менее реального размера налогов, гастарбайтеров ещё на один уровень дополнительно «вдавили» в нашу российскую систему регистрации, чтобы про каждого было известно, где он есть, откуда прибыл и куда убыл.

Фактически, не вводя визового режима, Россия постепенно заканчивает выстраивать систему контроля за приезжими, при котором о каждом из них известна вся история нахождения в России — не только даты приезда и адрес проживания, но и место работы, аккуратность выплачивания патента и многое другое.

Российские власти стремятся к тому, чтобы знать о приезжих столько же, сколько о своих гражданах, и это выгодно отличает Россию от Европы, которая не ведает, кто именно на её территории, куда поехал, где пребывает и так далее. Порою кажется, что они в своей толерантности и стремлении к абстрактной абсолютной свободе даже не хотят этого знать. Российские правоохранители и спецслужбы, к счастью, не столь деликатны. Государство давно усвоило, что учёт граждан – это основа порядка, тем более в такой большой и сложной стране, как Россия.

Интернет: зачистка от пропаганды терроризма

Что касаемо виртуального пространства и безопасности в нём, то здесь можно смело применять «правило либерала»: если они что-то ругают, то это, скорее всего, полезно, а если хвалят – то вредно. Давайте убедимся. На что в области Интернета у нас ругаются сторонники неолиберализма? Что, по их мнению, у нас «не как в Европе»?



    • Роскомнадзор, блокирующий сайты;







    • закон, позволяющий суду объявить материал экстремистским и запретить его распространение;







    • собственные социальные сети, «лояльные Кремлю», а не монополия одного «Фейсбука», как должно быть на их взгляд в «приличной стране»;







    • собственные почтовые сервисы, также «лояльные Кремлю».





Что касается соцсетей, то здесь россияне действительно «сплоховали»: столько своих, отечественных продуктов используем — «ЖЖ»,«Вконтакте», «Одноклассники», «МойМир» – ну разве это дело? Очевидно же, что в порядочной стране должен быть только один «Фейсбук», а в России на его долю приходится хорошо если 20% аудитории.

И о, крамола! родные соцсети сотрудничают с правоохранительными органами, исполняют законы Российской Федерации и решения её судов – не то что гордый «Фейсбук»! Так что в Рунете не задерживаются надолго и личные аккаунты, и целые сообщества экстремистской направленности.

А ещё Роскомнадзор, «орудие кровавого режима», блокирует сайты как националистов, так и их заклятых недругов – исламистских террористов. Хотя, справедливости ради, давно пора внести уточнение в эту расхожую фразу, которую так любят провайдеры, когда пишут: «Доступ к запрашиваемому сайту заблокирован по решению Роскомнадзора». На самом деле РКН ничего не решает, а может лишь обратиться с ходатайством в прокуратуру. А прокуратура по ходатайству РКН или собственной инициативе может передать запрос в суд на блокировку ресурса или отдельной публикации.

Таким образом, блокировка осуществляется по решению именно суда, а не Роскомнадзора. Решение же суда, как и положено, можно обжаловать – и многие добиваются отмены. Ещё у РКН есть возможность потребовать немедленной блокировки сайта до решения суда, а уже после в зависимости от вердикта либо сохранить сайт или публикацию заблокированной, либо раскрыть для пользователей.

Я уже объяснял, что пресловутая анонимность в Интернете – это давно не более чем миф. И не только в России. Что для борьбы с терроризмом несомненный плюс, так как вербовщики, связные, исполнители, пропагандисты-проповедники не могут безопасно координировать свою деятельность, создавать в России подпольные сети и вербовать новых сторонников.

Именно сотрудничество провайдеров, социальных сетей, почтовых сервисов, крупных порталов и прочих сайтов с правоохранителями позволяет активно противодействовать распространению терроризма в российском сегменте Интернета. Государство планирует довести выстраивание системы безопасности в виртуальной реальности до конца.

После начала волны терактов в Европе стали задаваться вопросом — как остановить террориста-одиночку, что делать с таким видом террора? Ответ специалистов конкретен: если не предотвратить на стадии профилактики, то никак. Проще бороться с вербовщиками, проповедниками и распространителями этой заразы в Интернете, чем потом пытаться остановить тех, кто начитался этой пропаганды.

Так вот Россия, в отличие от Европы, не только имеет рычаги давления на интернет-сервисы, но и не стесняется их использовать, подавляя активность таких агитаторов в Рунете. Конечно, кто ищет, тот всегда найдёт, но чем меньше будет таких ресурсов, тем меньше пользователей их посетит и тем меньше шансов, что удастся завербовать террориста.

Итоги

Конечно, в одном тексте невозможно рассказать о всех методах, используемых спецслужбами России для защиты граждан от террористов. Тем более, что это только «открытые данные». У нас не издают книги «Система контртеррористической безопасности России: полный справочник». Было бы слишком жирно раскрывать всю информацию потенциальному противнику.

К тому же Россия не опирается только на свой опыт или на чьи-то чужие наработки (как Европа сейчас пытается найти спасение у США), а комплексно изучает всё, что происходит в мире в сфере террористической активности и что появляется нового в области защиты от неё. Прилагая этот опыт к нашей специфике, отечественные специалисты разрабатывают сразу комплекс взаимосвязанных мер во всех отраслях жизни, которые призваны оградить нас от опасности террора.

Да, Россия защищена от терактов намного лучше, чем Европа. Это не означает полной безопасности, но даёт большие основания гражданам, по естественным причинам испытывающим страх перед терактами, надеяться на профессионализм и нестандартные действия правоохранительных органов по защите от террористов.

Источник

108.162.219.119


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/120370-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.2455
+0.09%
74.7055
+0.67%
1.0924
+0.91%
0.2069
+0.53%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров