Авторизация
 
  • 22:55 – Званый ужин 05 12 2016: в гостях у девственницы Сабрины Анегловой, внедрение звезды «Дом 2», драки и скандалы 
  • 22:55 – Дом 2 свежие серии новости слухи на 6 дней раньше: Глеб Жемчугов переспал с новенькой участницей 
  • 22:35 – Меню на Новый Год 2017 что готовить - новое и интересное 
  • 22:34 – «Опасная еда»: после обеда в Макдональдс студенту пришлось обратиться за помощью к хирургам 


Нелли Ободзинская — биография

Знаменитый певец ушел из жизни 26 апреля 1997 года. Отпевавший Ободзинского батюшка сказал тогда: «Каждый священнослужитель мечтает так умереть — под Пасху. Все грехи с него сняты…»
Нелли Ободзинская — биография

ЗА 17 ЛЕТ ПЕРВОГО БРАКА НЕ ВЫПИЛ НИ РЮМКИ



Ему достаточно было спеть «Эти глаза напротив», чтобы навечно остаться в памяти людей. В 60— 70-е годы Ободзинский был бешено популярен. Но для чиновников от культуры такого исполнителя не существовало, доступ на телевидение ему был заказан.

Он был трижды женат, причем дважды на одной и той же женщине. Нелли Ивановна пожертвовала своей карьерой ради мужа, ездила с ним на гастроли, воспитывала их дочерей Анжелу и Валерию. 17 лет супруги были по-настоящему счастливы. И вдруг в новогоднюю ночь все рухнуло…

— Мы сидели компанией в ресторане, — вспоминает Нелли Ивановна, — когда Валера неожиданно сказал: «Я сейчас выпью». «Прошу тебя, не надо», — заплакала я. У меня было предчувствие, что произойдет что-то страшное. Так и случилось. Валера ведь был серьезно болен. Давно. Страдал, мучился… Нам было по 19 лет, когда мы поженились, и он еще перед свадьбой рассказал мне о своем недуге.

— Но вы вышли за него?

— Во-первых, он подкупил меня своим признанием. Во-вторых, к моменту нашего знакомства Валера уже не пил — прошел курс лечения. А в-третьих, тогда в Советском Союзе диагноза алкоголизм не существовало. К слову, за 17 лет нашей совместной жизни до той злополучной ночи он не выпил ни рюмки.

— Вы ведь поженились, когда он еще не был звездой эстрады…

— Тогда этого понятия не существовало. Но уже в 19 лет он был уверен, что станет известным, как тогда говорили, гастролером. Так и случилось. Мы и познакомились— то с ним в Иркутске: он гастролировал от Томской филармонии, я была студенткой иняза.

Сначала мы с Валерой переписывались. Ежедневно я получала по 4-5 писем, открыток. А бывало, утром к завтраку мне приносили от него телеграмму, прихожу из института — меня ждет вторая, а вечером — третья. Кроме того, Валера постоянно звонил. Он был романтичным, влюбчивым. И можно сказать, взял меня… нахрапом. (Смеется.) На майские праздники собралась я лететь к Валере в Одессу. Едва сошла с трапа самолета, Валера, встречавший меня в аэропорту, выпалил: «Выходи за меня замуж». — «Не-а. Сразу не выйду». Он даже опешил: «Почему?» — «А так интереснее». Тем не менее в конце июня, после моей сессии, мы поженились.

Первое время жили в Одессе. Собственно, и не жили -— в основном ездили на гастроли. Я все время была с мужем. Когда перебрались в Москву, еще долго снимали комнату, затем квартиру. И только через восемь лет после свадьбы у нас появилось свое жилье.

— А как же ваша карьера?

— О ней пришлось забыть. В Москве друзья рекомендовали меня в Торговую палату. Но Валера был категорически против. «Мне нужна жена», — сказал он. И больше мы этот вопрос не обсуждали. Потом я поняла: муж нуждался, чтобы в поездках я за ним ухаживала. Он ведь даже в рестораны не любил ходить — люди не давали ему спокойно поесть: смотрели, обсуждали. А я обед приносила ему в номер.

— Говорили, за певцом всюду следовали его поклонницы…

— Ну и что? К «его телу» допуска не было. Он этого не любил, так что девочки общались в основном с музыкантами.

УЗНАВ ОБ ИЗМЕНЕ САМА ПРЕДЛОЖИЛА ЕМУ РАЗВЕСТИСЬ.



— Звезда Ободзинского взошла на ваших глазах. Он сильно изменился, став популярным?

— Я бы не сказала. Валера был тщеславным человеком, потому и добился известности. Но на отношениях с друзьями и близкими это не отразилось. Для него всегда главным были дом, семья. Он даже признался однажды: «Если бы я был богатым человеком, у меня было бы десять детей». Мужу нравилось, что, когда он приезжал с гастролей, дочери кидались ему на шею, обнимали. Любил делать подарки. Тогда ведь ничего нельзя было купить, и он вез все, начиная с нижнего белья и кончая верхней одеждой.

— Жили душа в душу. И вдруг Валерий Владимирович ушел из семьи…

— Я сама пошла на разрыв. Лере исполнился год, когда я почувствовала, что отношение мужа ко мне изменилось. Это был уже не тот Валера… Он скрывал свою связь на стороне, вроде бы не подавал вида. Я же, догадавшись, стала пытать друзей. Но они тоже хранили молчание… Что ж, решила я, может, в самом деле лучше развестись.

— Даже не уговаривали остаться?

— Не хотела. Если бы все не было так завуалировано, если бы хоть кто-то из друзей сказал мне о том, что происходит, может, повела бы себя иначе. Но это было настоящее предательство. К тому же Валера начал пить. И я надеялась, что новая любовь заставит его завязать с алкоголем. Никто и предположить не мог, что будет хуже.

«Наверное, ты права», — сказал он на мое предложение развестись. Собрал чемодан, а у двери остановился: «Я ведь не шучу. В самом деле ухожу…» «Счастливо», — сказала я. А у самой комок в горле. Таблеток успокоительных заранее наглоталась, чтобы не разреветься. А он потом даже дочерям говорил: мол, ее татарский характер с ее гордыней не переломить. У нас ведь всю жизнь в семье шла борьба за власть. Он был, конечно, главный. Но и я не хотела уступать.

…А потом началось что-то страшное. Нас не хотели разводить. Все-таки со мной остались две дочки, одна — совсем маленькая. Пришлось сказать на суде: «Я его не люблю и жить с ним не могу».

— Соврали?

— Адвокат посоветовал. Иначе бы не развели… Как выжила, не знаю… Лет через пять он вернулся, плакал. Мы снова поженились, второй раз сыграли свадьбу. (Улыбается сквозь слезы.)

— И вы приняли его после предательства?

— Приняла… С той женщиной Валера и прожил-то, может, года два. Потом скитался. Мне жалко его стало. Сидели с ним здесь и плакали… Думаю, нам обоим хотелось начать жизнь заново. Но время прошло, наверное, все перегорело.

Когда он вернулся, я поставила условие: «Будешь пить — разойдемся, и больше ты сюда не вернешься». Валера обещал. Справку принес, что пролечился… Хватило его ненадолго, и в 1991 году мы окончательно разошлись. Здесь он в пьяном виде не появлялся. А если срывался на гастролях, мне звонили и я летела его спасать. Но потом все повторялось.
Нелли Ободзинская — биография

— Он дорожил семьей, у него были друзья. Была слава и любовь зрителей. Кажется, чего не хватало человеку?

— В том-то и дело: он достиг всего. И ему уже казалось, что дальше ничего нет. А потом, вы знаете, Валера так устал от этой борьбы с чиновниками. Ему все время приходилось просить, унижаться. Он сам сделал себе карьеру, сам же себе был потом администратором, продюсером. Организовывал гастроли. Чтобы стать заслуженным артистом Марийской АССР, ездил с музыкантами на раздолбанном автобусе по деревням и свинофермам. Два месяца выступал бесплатно!

БОМЖЕВАЛ, НОЧЕВАЛ НА ВОКЗАЛАХ



— Ободзинский, Кобзон, Мулерман конкурировали между собой?

— С Кобзоном Валера общался на равных, у них были прекрасные отношения, и делить им было нечего. А когда в Москву из Харькова приехал Мулерман, Ободзинский уже стал известным. Мы подружились с Мулей. он еще был никто и с почтением относился к мужу.

— Интересно, какими непохожими оказались судьбы этих певцов…

— Валеру наверху не любили. На телевидение не пускали, на кремлевские концерты не приглашали. Говорили, так петь нельзя — что это за хрипы, стоны? Валеру считали слишком западным: у него были необычные манеры, он хорошо одевался.

(В разговор вступает дочь Ободзинского Анжела.)

— Чиновникам нужно было подстричь всех под одну гребенку, а папа обладал яркой индивидуальностью и ни под кого не подстраивался. Не льстил, не лгал, говорил правду в глаза. Наверное, если бы пел про партию и Ленина, тоже стал бы своим. Но ему нравились песни про любовь. «Они мне по душе», — говорил. А его считали чересчур сентиментальным. Отказывался выпить с кем нужно — это воспринималось как заносчивость. Его не любили, а он вкалывал, всю энергию отдавая работе. Мог переписывать одну песню несколько раз. Мы с сестрой так мало его видели!

— Каким он был отцом?

— Нежным, добрым, ласковым. Но и жестким, строгим. Мог гаркнуть. Мне кажется, он просто боялся за нас с Лерой. Как-то в Сочи мы с мамой решили погулять по городу. Она оставила меня на улице, а сама зашла в ювелирный. Вдруг мне показалось, что я увидела ее в толпе. Но, пройдя несколько метров, поняла, что мамы нет, и потерялась. Мне было 6 лет. Разыскивала меня милиция. После чего папа выпорол меня ремнем и поставил в угол. Долго потом я помнила эту боль… Но мне кажется, именно нормальной жизни с простыми человеческими радостями и бедами папе очень не хватало. Ему хотелось спокойно ходить в магазин, играть с детьми…

— Потому и ушел с эстрады?

— Нет. Работать не позволяла болезнь, — продолжает Нелли Ивановна. — Он уже не мог петь. В последние годы неоднократно лежал в психиатрических клиниках. Пил, бросал, снова срывался.

— А потом к алкоголю прибавились еще и наркотики?

— Был такой период… Мы уже расстались. Валера принимал какие-то таблетки, но мне кажется, недолго. Я не знала, как ему помочь. Помню, он пришел ко мне со своим последним диском. Я говорю: «Здорово! Может, это стимул к тому, чтобы сделать что— то еще?» Валера только вздохнул: «Я свое спел». Он уже ничего не хотел.

— Но ведь в конце жизни у Ободзинского появилась новая любовь…

— Какая любовь?! Что вы! Валера пил — Анна, давняя поклонница, вытащила его. Но она хотела сделать карьеру себе, а не ему. Мечтала выйти за него замуж. Даже меня просила: «Выпиши Валеру, тогда он на мне женится и я его пропишу к себе». — «Хорошо, поговорю». А он даже оскорбился: «Как ты можешь ‘мне предлагать такие вещи?!» Валера часто уходил от Анны. Много раз лежал у нее в подъезде. Она рассказывала, что совала ему в карман 50 рублей. А я возмущалась: «Ты что, убить его хочешь?..»

— Значит, правду писали, что Ободзинский бомжевал, ночевал на вокзалах?

— Все — правда. Не работал, денег не было. Так и умер нищим. Единственное, что осталось дочерям — права на его творческое наследие. Если они отсудят их у Анны. Она ведь обманула нас, сказав, что права принадлежат ей. Несколько лет пудрила нам мозги. Наследницы Ободзинского — его дочери. А она кто такая?

108.162.219.83


Постоянный адрес материала: http://www.gazeta.kg/45214-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также

КОММЕНТАРИИ:
Мы в соцсетях
Курсы валют НБКР
69.1170
+0.04%
73.5301
-0.19%
1.0812
+0.39%
0.2067
+0.05%

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Новости партнеров